Книги про колчака список лучших

Книги и учебники → Книги по истории

Купить бумажную книгуКупить электронную книгуНайти похожие материалы на других сайтахКак открыть файлКак скачатьПравообладателям (Abuse, DMСA)Название: Адмирал Колчак, верховный правитель России — Жизнь замечательных людей

Автор: Зырянов П.

2006.    В этой книге описывается жизнь Адмирала Колчака.Книги про Колчака список лучших     Александр Васильевич Колчак прожил недолгую (всего 45 лет), но бурную и насыщенную событиями жизнь. Он был участником трех арктических экспедиций, защищал Порт-Артур, во время Первой мировой войны командовал Черноморским флотом. В разгар Гражданской войны возглавил «белое» государство, объединившее Сибирь, юг и север России и боровшееся против большевиков. На этом посту он потерпел поражение и погиб.«О детстве великих людей мы знаем до обидного мало. — писал Арсений Гулыга. известный мастер биографического жанра. — ведь никто не думает, что именно из этогоребёнка выйдет что-то путное, никто не собирает свидетельств его духовного роста». 13 Особые трудности возникают, если великий человек не оставил воспоминаний.Александр Васильевич Колчак оставил воспоминания, правда, в довольно своеобразной форме. Это его восьмидневный допрос в Иркутске в январе-феврале 1920 года. Однако о раннем его детстве из этого документа можно почерпнуть лишь самые краткие сведения. «Я православный. — говорил Колчак. — до времени поступления в школу я получил семейноевоспитание под руководством отца и матери». Религиозное воспитание, по-видимому, исходило больше от матери, которая часто водила детей в церковь недалеко от завода. Политикой она не интересовалась. А Василий Иванович придерживался очень консервативных взглядов в политике. На его мировоззрение неизгладимый отпечаток наложило николаевское царствование.
Бесплатно скачать электронную книгу в удобном формате, смотреть и читать: Скачать книгу Адмирал Колчак, верховный правитель России — Жизнь замечательных людей — Зырянов П. — fileskachat.com, быстрое и бесплатное скачивание.

Скачать zip

Ниже можно купить эту книгу по лучшей цене со скидкой с доставкой по всей России.Купить эту книгу
Скачать книгу — Адмирал Колчак, верховный правитель России — Жизнь замечательных людей — Зырянов П. — depositfiles

Скачать книгу — Адмирал Колчак, верховный правитель России — Жизнь замечательных людей — Зырянов П. — letitbit

15.04.2011 15:26 UTC

Источник: https://nashol.com/2011041554446/admiral-kolchak-verhovnii-pravitel-rossii-jizn-zamechatelnih-ludei-ziryanov-p.html

Владимир Хандорин — АДМИРАЛ КОЛЧАК: ПРАВДА И МИФЫ

Здесь можно скачать бесплатно «Владимир Хандорин — АДМИРАЛ КОЛЧАК: ПРАВДА И МИФЫ» в формате fb2, epub, txt, doc, pdf. Жанр: Биографии и Мемуары, издательство Томский государственный университет, год 2007. Так же Вы можете читать книгу онлайн без регистрации и SMS на сайте LibFox.

Ru (ЛибФокс) или прочесть описание и ознакомиться с отзывами.

На Facebook
В Твиттере
В Instagram
В Одноклассниках
Мы Вконтакте

Книги про Колчака список лучших

Описание и краткое содержание «АДМИРАЛ КОЛЧАК: ПРАВДА И МИФЫ» читать бесплатно онлайн.

Научно-популярная монография кандидата исторических наук В.Г.

Хандорина посвящена одному из наиболее противоречивых и неоднозначных имен отечественной истории, вокруг которого продолжаются дискуссии среди ученых и политиков – военно-политическому деятелю, белогвардейскому Верховному правителю периода Гражданской войны, выдающемуся флотоводцу, ученому, полярному путешественнику адмиралу А.В. Колчаку.

Книга, написанная доступным литературным языком, опирается на широкий круг документальных источников и литературы и представляет попытку всестороннего объективного анализа личности и деятельности адмирала, свободную от свойственных большинству исследований о нем политических крайностей.

  Прошлое несет в себе зерна настоящего и будущего – и тот, кто не хочет видеть этого, попросту невежествен.

Скажу более: в этой книге несведущий читатель не раз с удивлением убедится в справедливости поговорки о том, что «новое – это хорошо забытое старое».

Это не значит, что история движется по кругу: разумеется, ей свойственно развитие; но параллели порой просто поразительные. Но для начала – небольшое вступление о том, кому эта книга посвящена.

Прошло более 80 лет со дня гибели Александра Колчака и более 15 лет – с момента падения власти, с которой он боролся и которая уничтожила его. Но страсти вокруг его имени до сих пор не утихают.

Вот лишь несколько ярких примеров. В 1999-2006 годах по настойчивым ходатайствам энтузиастов Белого движения дело о реабилитации Колчака пять раз (!) рассматривалось в высоких судебных инстанциях.

Казалось бы, какой-то сюрреализм – пересматривать политическое дело в отношении человека, репрессированного уже несуществующей властью – можно сказать, другим государством (почему-то никому не приходит в голову добиваться реабилитации в судебном порядке, скажем, князя Курбского или царевны Софьи. К тому же Колчака расстреляли вообще без суда).

  Но поскольку это дело не давало покоя поклонникам белых, они упорно добивались своего и заручились поддержкой влиятельных деятелей (среди них – недавно умерший председатель комиссии по реабилитации жертв политических репрессий при Президенте России, в прошлом – член Политбюро ЦК КПСС и «прораб перестройки» Александр Яковлев).

По словам инициаторов сооружения памятника Колчаку, в последнее время за его реабилитацию стали высказываться и некоторые российские военные: в качестве примера они приводили письмо, которое будто бы направила Главному военному прокурору группа из более чем 20 адмиралов.

Однако и Забайкальский военно-окружной суд (куда впервые подавалось ходатайство о реабилитации), и Верховный суд России (причем дважды), и Главная военная прокуратура, и Омская областная прокуратура отклонили ходатайство.

Официальное обоснование: тот факт, что Колчак «не препятствовал» репрессиям против мирного населения в обстановке гражданской войны (хотя его противники-большевики не только тоже «не препятствовали» этому, но и организовывали такие репрессии, как видно из приводимых в тексте телеграмм их вождя В.И. Ленина, чтобы запугать это самое население).

Правда, ряд крупных адвокатов готовы оспаривать это решение, опираясь на определение Конституционного суда. Поэтому ревнители памяти адмирала не унывают и намерены продолжать добиваться своего.

С другой стороны, недавно возвращено исконное имя названному в ознаменование заслуг Колчака как ученого в Заполярье острову в Карском море у побережья Таймыра, переименованному в 1937 году советской властью в остров Расторгуева.

В 2004 году по ходатайству Русского географического общества соответствующее постановление было принято Таймырской окружной думой, а год спустя переименование острова утверждено правительством России – вопреки протестам красноярских краевых депутатов-коммунистов.

Следующий пример. В 2001 году руководство Морского корпуса в Петербурге, воспитанником которого был Колчак, приняло решение об установлении мемориальной доски на стенах этого заведения.

Но акция была сорвана группой ветеранов (нет, уже не Гражданской войны – тех, похоже, к нынешнему времени совсем не осталось в живых), поддержанных некоторыми старшими офицерами, до сих пор не изжившими прививок советского воспитания.

Лишь год спустя мемориальная доска все-таки была установлена. Но для этого потребовалось личное вмешательство главкома Военно-морского флота России.

Наконец, в ноябре 2004 года в Иркутске, где оборвалась жизнь адмирала, на месте расстрела ему был открыт первый в России памятник. Его автором стал известный скульптор В. Клыков.

У подножия 6-метровой бронзовой фигуры Колчака (в распахнутой шинели внакидку) на постаменте изображены барельефы солдат в форме Красной и Белой армий, опустивших скрещенные штыки.

По замыслу автора монумента, это символизирует примирение, «чтобы на Русской земле никогда не повторилась трагедия Гражданской войны».

На церемонии открытия памятника, состоявшейся в присутствии губернатора и всего местного «истеблишмента», с подобающими воинскими почестями (почетным караулом, винтовочными залпами) и под звуки российского гимна, выступил известный писатель Валентин Распутин: «Такие личности, как Александр Колчак, при всей неоднозначности их деяний достойны того, чтобы о них помнил народ».

В Омске – бывшей «столице» Колчака – было принято решение открыть мемориальную доску на доме, где жил адмирал.

Свою телеграмму по этому поводу прислал Патриарх Московский и всея Руси Алексий II: «Сердечно поздравляю… знаменательной датой – празднованием 130-летия со дня рождения адмирала Колчака – Верховного правителя России.

Ныне мы возвращаемся к истории нашей страны, вспоминая славных предшественников, среди которых имя Колчака занимает достойное место…».

На церемонии открытия мемориальной доски губернатор Омской области Леонид Полежаев назвал адмирала «одним из выдающихся сыновей России», «представителем цвета российской интеллигенции и самой знаковой фигурой Белого движения». Недавно установлена мемориальная доска в Екатеринбурге. Сегодня в Омске обсуждается проект открытия памятника Верховному правителю.

Любопытнейший малоизвестный факт: впервые соорудить памятник Колчаку решило при его жизни – в мае 1919 года – в том же самом Омске местное общество художников и любителей изящных искусств (хотя вообще-то ставить монументы при жизни в христианских странах никогда не было принято, лишь впоследствии эту «моду» ввел Сталин). Проект памятника был заказан известному скульптору И. Шадру, а его сооружение предполагалось за счет частных пожертвований. Об этом писали в то время газеты.[1] Тогда осуществить эту идею так и не успели: белые были разгромлены. Неизвестно, успел ли скульптор Шадр изготовить проект памятника. По иронии судьбы, возможной только в эпохи больших революций, впоследствии он создал… статую В.И. Ленина на Земо-Авчальской ГЭС! (Нечто подобное – только наоборот – было во времена Французской революции. Там известный революционный художник Давид, автор популярной картины «Смерть Марата», стал в дальнейшем придворным живописцем Наполеона).

И вот теперь, спустя более 80 лет, первый монумент белому Верховному правителю воздвигнут, правда, не в бывшей его «столице», а в городе, где оборвалась его жизнь.

Казалось бы, точка поставлена? Как бы не так! Инициатором установки памятника стала местная патриотическая организация, но для того, чтобы осуществить эту идею, ей потребовалось 5 лет! Мэр и Городская дума Иркутска долго колебались. Особенно остро выступали против пенсионеры и коммунисты. Они и сейчас добиваются демонтажа памятника.[2]

Парадоксально, но память Колчака впервые была «увековечена» в наше время совсем другим способом: с середины 90-х годов иркутские пивовары стали выпускать пиво «Адмирал Колчак», с портретом на этикетке. Пиво приобрело популярность, и его название (как и водка «Распутин») никаких дискуссий, понятное дело, не вызвало – это ведь «не всерьез».

А как же быть с позицией Верховного суда? Получается, что у нас в стране воздвигают памятники людям, которым отказал в реабилитации высший государственный суд.

Между тем, кровавые репрессии применялись Колчаком прежде всего в борьбе с повстанческими вооруженными формированиями, которые зверски вырезали всех сторонников его власти – власти пусть и «не легитимной», но во всяком случае формально боровшейся за восстановление законности против узурпаторов-большевиков (после разгона ими Учредительного собрания в России не осталось никакой легитимной власти). Что же касается преступлений контрразведки и карательных отрядов, то лично он не был к ним причастен – хотя до него и доходили сведения о них.

С юридической точки зрения, в вину ему можно поставить лишь то, что он боролся с этими явлениями чересчур формально, никого конкретно не наказывая и считая подобные эксцессы неизбежными в обстановке Гражданской войны. Да так оно и было. И если судить по этому принципу, то Владимир Ильич Ленин, поощрявший массовые расстрелы невинных заложников, виновен гораздо больше…

О полярном расхождении оценок деятельности Колчака в мемуарной и исторической литературе и говорить не приходится.

Воспоминания его противников и «писания» советских официальных историков (а других при советской власти, начиная с 30-х годов, не печатали) дают крайне одностороннее и негативное освещение и самой личности Колчака, и возглавлявшегося им режима по черно-белой схеме: «хорошие красные – плохие белые». Наряду со смакованием рассказов о зверствах «колчаковской военщины» и попытками изобразить Колчака как «марионетку империалистов Антанты», то есть как фигуру не только «антинародную», но и вообще «антинациональную», в этих изданиях встречаются и прямые небылицы и сплетни (вроде того, что он прибыл в Сибирь вместе с английскими генералами, а его подруга А.В. Тимирева была ни больше ни меньше как «княжной»).

Источник: https://www.libfox.ru/266234-vladimir-handorin-admiral-kolchak-pravda-i-mify.html

Валерий Поволяев: Адмирал Колчак

Валерий Поволяев

Адмирал Колчак

  • Полвека не могу принять,
  • Ничем нельзя помочь,
  • И все уходишь ты опять

В ту роковую ночь…

  1. Но если я еще жива
  2. Наперекор судьбе,
  3. То только как любовь твоя
  4. И память о тебе.

А. В. Тимирева

Часть первая

Северная экспедиция

Экспедиция барона Толля [1]пропала, не оставив после себя никаких следов.

Она будто бы растворилась в бескрайнем белом пространстве, тускло освещенном холодным, похожим на большую очищенную луковицу солнцем, среди торосов, пупырей, надолбов и «жандармов», как зовут на севере спекшиеся ледовые клыки десятиметровой высоты, прочностью своей превосходящие прочность гранита. Пропала среди бескрайних снеговых полей, промоин, воронок, кратеров, ям… Заплутать в этом марсианском пейзаже ничего не стоило: куда ни глянь – всюду одно и то же.

Читайте также:  Книги про танкистов список лучших

Надежда была на то, что Толль перезимовал на берегу, в удобном тихом месте, среди мелких, разрушенных холодом скал, около одной из продовольственных баз – подле них можно было продержаться несколько месяцев, перевести дыхание, переждать морозы, а потом объявиться на людях. Но Толль не объявился, и теперь экспедиция Колчака искала его.

– Надо добраться до продовольственного депо, последнего, откуда Толль мог сделать бросок к земле Беннета… Там все станет ясно, – твердил лейтенант Колчак своим спутникам – боцману Бегичеву [2]и рулевому старшине Железникову, [3] – последнее продовольственное депо нам, как гадалка, все карты раскроет…

  • Кроме Бегичева и Железникова в составе экипажа было еще четыре человека – трое поморов и один молчаливый якут по имени Ефим.
  • Они шли вдоль берега на вельботе – чаще на веслах, реже под парусом, стараясь выбирать места в черной пузырящейся воде помельче, отпихивая баграми льдины, почтительно огибали тяжелые, с обсосанными блестящими макушками айсберги, рубили лед и часто приближались к берегу – им надо было найти хотя бы одну зацепку, хотя бы малый след Толля и трех его спутников, но ни зацепок, ни следов не было, и Колчак упрямо продолжал поиски.
  • Иногда ледовые поля отжимали вельбот в море, и тогда берег пропадал бесследно, сливался с белым ломаным пространством, способным привести в бешенство даже очень спокойного человека; иногда берег приближался едва ли не вплотную к борту вельбота, мрачно нависал над самыми головами людей, с камней вниз летела спекшаяся снежная крупа, твердая, как дробь, больно секла лица.

Часто шел снег, очень похожий на слепой дождь, только вместо воды на землю падали влажные, крупные, как обрывки ваты, холодные хлопья. Снег шел при солнце, белая мутная луковица не исчезала из глаз, она просвечивала сквозь пелену ваты, на торосы, воду, ледовые поля. На кромку берега иногда наползала вязкая недобрая темнота, и делалось холодно, как зимой.

Снег был настоящим бедствием, от него люди вымокали до исподнего, мокрая холодная одежда прилипала к телу, мешала дышать, и когда становилось невмоготу, вельбот сворачивал к берегу. Выбирали удобный проход – извилистую черную дорожку между льдинами, втыкались в одну из них носом, и дальше начиналась борьба со льдом… В конце концов лед уступал.

На берегу собирали плавник [4]и разводили костер.

Час отдыха – с горячей едой, непременным чаем («Чай не пил – откуда сила? Чай попил – совсем ослаб», – шутил Бегичев, посмеивался мелко, дробно), с подвешенной над огнем одеждой и непременными разговорами о доме, – и снова в дорогу…

  1. Китобойный вельбот [5]их был громоздким, тяжелым – сорок с лишним пудов чистого веса, – это без груза, без съестных припасов, – на мелкотье он часто садился на лед, и его приходилось волочить за собой.
  2. Чтобы «корабель» этот было удобнее тащить по льду, Колчак приказал к бортам вельбота прибить деревянные полозья.
  3. Но сколько ни приставали к берегу, сколько ни всматривались в ледовые нагромождения – следов Толля так и не нашли.

Оставалась одна надежда, одна ниточка – главная продуктовая база, депо, заложенное на берегу, среди льда и камней. Там была и избушка, слепленная из камней и льда, кое-где внутри утепленная брезентом, чтобы не продувало. В этой избушке можно было и обогреться, и обсушиться, и пургу переждать, и даже перезимовать. Барон Эдуард Толль никак не мог обойти эту избушку стороной.

Читать дальше КОНЕЦ ОЗНАКОМИТЕЛЬНОГО ОТРЫВКА Вы можете купить эту книгу и продолжить чтение Хотите узнать цену? ДА, ХОЧУ

Источник: https://libcat.ru/knigi/dokumentalnye-knigi/biografii-i-memuary/266390-valerij-povolyaev-admiral-kolchak.html

колчак | Mexalib — скачать книги бесплатно

Допрос Колчака Адмирал Александр Васильевич Колчак мемуаров не оставил. Эти стенограммы допросов могут послужить чем-то вроде: вопросы касались практически всего периода его жизни, адмирал отвечал на вопросы обширно и честно, понимая, что другой возможности подвести итоги жизни ему, скорее всего, не представится.
Допрос Колчака. Стенограммы Адмирал Александр Васильевич Колчак мемуаров не оставил. Эти стенограммы допросов могут послужить чем-то вроде: вопросы касались практически всего периода его жизни, адмирал отвечал на вопросы обширно и честно, понимая, что другой возможности подвести итоги жизни ему, скорее всего, не представится.
Призрак океана, или Адмирал Колчак на службе у Сталина Была ли история такой, какой вам ее преподносили в школе, институте и с экранов телевизоров? По утверждению автора книга О. Грейгь, адмирал Колчак не был расстрелян в 1920 году, а в течение многих лет был инкогнито ближайшим советником Сталина. Книга пропитана мистикой, наполнена событиями, о к…
Призрак океана, или Адмирал Колчак на службе у Сталина Была ли история такой, какой вам ее преподносили в школе, институте и с экранов телевизоров? По утверждению автора книга О. Грейгь, адмирал Колчак не был расстрелян в 1920 году, а в течение многих лет был инкогнито ближайшим советником Сталина. Книга пропитана мистикой, наполнена событиями, о к…
Сибирь, союзники и Колчак т.2
Сибирь, союзники и Колчак т.1
Никогда в жизни
Охота на журавля
Сибирь, союзники и Колчак т.1
Никогда в жизни
Сибирь, союзники и Колчак т.2
Охота на журавля
У страха глаза велики
Маргаритки для одинокой леди
Маргаритки для одинокой леди
У страха глаза велики
Александр Васильевич Колчак. Жизнь и деятельность Книга известного уральского историка, профессора И.Ф. Плотникова в увлекательной форме повествует о жизни и деятельности одной из самых ярких личностей российской истории начала XX века Александра Васильевича Колчака. Перед глазами читателя пройдут грандиозные, драматические события, круто изменивши…
Александр Васильевич Колчак. Жизнь и деятельность Книга известного уральского историка, профессора И.Ф. Плотникова в увлекательной форме повествует о жизни и деятельности одной из самых ярких личностей российской истории начала XX века Александра Васильевича Колчака. Перед глазами читателя пройдут грандиозные, драматические события, круто изменивши…
Очевидное убийство (Рита Волкова — 5)
Смерть голубки (Рита Волкова — рассказы)
Адмирал Колчак. Жизнь, подвиг, память Александр Васильевич Колчак по праву является одним из наиболее известных и значительных деятелей военно-политической истории России начала XX века. Однако, несмотря на достаточно большое количество литературы об этом человеке, многие аспекты его деятельности до сих пор оставались в тени. Данная кни…
Заставь дурака Богу молиться (Рита Волкова — 6)
Колчак Александр Васильевич Колчак прожил недолгую (всего 45 лет), но бурную и насыщенную событиями жизнь. Он был участником трех арктических экспедиций, защищал Порт-Артур, во время Первой мировой войны командовал Черноморским флотом. В разгар Гражданской войны возглавил «белое» государство, о…
Адмирал Колчак, верховный правитель России Александр Васильевич Колчак прожил недолгую (всего 45 лет), но бурную и насыщенную событиями жизнь. Он был участником трех арктических экспедиций, защищал Порт-Артур, во время Первой мировой войны командовал Черноморским флотом. В разгар Гражданской войны возглавил «белое» государство, объ…
Верховный правитель России адмирал А. В. Колчак
Адмирал Колчак. Протоколы допроса. Протоколы допроса Колчака — важнейшее свидетельство истории. В ночь с 6 на 7 февраля 1920 года А. В. Колчак был расстрелян, а его тело сброшено в прорубь реки Ангары. Это конец жизни адмирала, Верховного правителя России, полярного исследователя, моряка, отца, мужа, возлюбленного… Пре…
АЛЕКСАНДР КОЛЧАК — неизвестные штрихи к портрету
Дело для трех детективов Первый роман из серии историй о сержанте Бифе. Перевод Николая Баженова Литературное редактирование Елены Колчак
Дело для трех детективов Первый роман из серии историй о сержанте Бифе. Перевод Николая Баженова Литературное редактирование Елены Колчак
Очевидное убийство Дина Вишневская задержана по подозрению в убийстве своего знакомого. Все улики налицо: отпечатки пальцев на ноже, следы крови, показания соседа. Но…
Колчак-Полярный. Жизнь за Родину и науку Колчак не раз был участником арктических экспедиций. На шхуне «Заря» как гидролог и метеоролог с командой легендарного Э. В. Толля осуществлял проход (второй раз в истории мореплавания) Северным морским путем, искал загадочную Землю Санникова, открывал новые острова… Раб…
Адмирал Колчак. Протоколы допроса. Протоколы допроса Колчака — важнейшее свидетельство истории. В ночь с 6 на 7 февраля 1920 года А. В. Колчак был расстрелян, а его тело сброшено в прорубь реки Ангары. Это конец жизни адмирала, Верховного правителя России, полярного исследователя, моряка, отца, мужа, возлюбленного… …
Адмирал Колчак Роман известного современного писателя В.Поволяева рассказывает о жизни и судьбе исследователя, адмирала, одного из организаторов Белого движения в годы Гражданской войны, Александра Васильевича Колчака.
Адмирал Колчак Роман известного современного писателя В.Поволяева рассказывает о жизни и судьбе исследователя, адмирала, одного из организаторов Белого движения в годы Гражданской войны, Александра Васильевича Колчака.
Адмирал Колчак Роман известного современного писателя В.Поволяева рассказывает о жизни и судьбе исследователя, адмирала, одного из организаторов Белого движения в годы Гражданской войны, Александра Васильевича Колчака.
Александр Васильевич Колчак Статья написана для цикла Исторические портреты. Дроков Сергей Владимирович — архивист Центрального государственного архива народного хозяйства (ЦГАНХ) СССР.
Допрос Колчака Прочитав фрагменты из стенографического отчета заседаний Чрезвычайной следственной комиссии по делу Колчака, читатель узнает, что А. В. Колчак был не только врагом молодой Советской республики, но еще и храбрым моряком, известным исследователем Арктики.
Допрос Колчака Прочитав фрагменты из стенографического отчета заседаний Чрезвычайной следственной комиссии по делу Колчака, читатель узнает, что А. В. Колчак был не только врагом молодой Советской республики, но еще и храбрым моряком, известным исследователем Арктики.
Заставь дурака Богу молиться Девушка Света страстно мечтала стать моделью. Студия, журналисты, фотовспышки — она получила все это. Только насладиться триумфом уже не может: съемка — посмертная. И удивляться нечему: смерти Светы хотели многие. В общем, подозреваемых — масса, только выбирай!
Легендарный Колчак. Адмирал и Верховный Правитель России Судьба отпустила А.В. Колчаку меньше полувека, но в этот недолгий срок вместилось столько переломных событий, трагедий и бурь, что хватило бы на несколько жизней: великие войны и великая любовь, огромная власть и государственная катастрофа. Один из последних героев Империи, награжденный за храбрость…
Адмирал Колчак. «Преступление и наказание» Верховного правителя России Споры об адмирале Колчаке не утихают вот уже почти столетие – одни утверждают, что он был выдающимся флотоводцем, ученым-океанографом и полярным исследователем, другие столь же упорно называют его предателем, завербованным британской разведкой и проводившим «белый террор» против мирного гражданского…
Допрос Колчака Адмирал Александр Васильевич Колчак мемуаров не оставил. Эти стенограммы допросов могут послужить чем-то вроде: вопросы касались практически всего периода его жизни, адмирал отвечал на вопросы обширно и честно, понимая, что другой возможности подвести итоги жизни ему, скорее всего, не представится.
Два адмирала. А.И. Непенин и А.В. Колчак в 1917 г. В монографии рассматриваются биографии командующих флотами: Балтийским — А.И.Непенина и Черноморским — А.В.Колчака — в переломный момент русской истории. Именно в это время с наибольшей полнотой проявились сильные и слабые стороны двух неординарных личностей. Адмиралы показаны людьми своего времени …
Адмирал Александр Васильевич Колчак (краткий биографический очерк) Военно-морской Союз, издавая настоящую краткую биографию Верховного Правителя Адмирала А. В. Колчака, тем желает внести и свою небольшую дань к прославлению памяти этого исключительного моряка, воина и патриота. Минует лихолетие, воскреснет Россия и благодарный русский народ не забудет своего Вождя,…
Желтый Мрак СОДЕРЖАНИЕ А. СЫТИН — Желтый Мрак. Повесть. ◊ А. ИРКУТОВ — Один неизвестный. Рассказ. ◊ А. ФИЛИМОНОВ. — Хитрость Иеремии Поккера. Рассказ. ◊ НИКОЛАЙ ЛОВЦОВ — 18 дней Чумы. Повесть. ◊ ИВАН НОВОКШОНОВ — Как был задержан Колчак. Воспоминания. Рисун…
Смерть голубки Честно говоря, рассказ – не мой формат. Поэтому их тут всего два. Это минус. С другой стороны, рассказ дает возможность очень быстро понять – что за автор под обложкой. Это плюс. Таким образом, «Смерть голубки» – своего рода трейлер к серии «Рита Волкова – 1…
Адмирал Колчак. Неизвестное об известном С точки зрения советской истории нет, пожалуй, в Белом движении фигуры более зловещей, чем фигура адмирала Колчака. Обвинений к нему множество и они столько лет звучали, что на слух воспринимаются, как нечто само собой разумеющееся, не требующее ни дополнительных доказательств, ни уж тем более опров…
Адмирал Колчак. Неизвестное об известном С точки зрения советской истории нет, пожалуй, в Белом движении фигуры более зловещей, чем фигура адмирала Колчака. Обвинений к нему множество и они столько лет звучали, что на слух воспринимаются, как нечто само собой разумеющееся, не требующее ни дополнительных доказательств, ни уж тем более опров…
100 великих казней Серию «100 великих» продолжает необычная по тематике книга «100 великих казней». Казни как особое явление в жизни общества существовали с древнейших времен. Авторы-составители поставили перед собой цель рассказать лишь о наиболее известных казнях в истории человечества, распо…
100 великих казней Серию «100 великих» продолжает необычная по тематике книга «100 великих казней». Казни как особое явление в жизни общества существовали с древнейших времен. Авторы — составители поставили перед собой цель рассказать лишь о наиболее известных казнях в истории человечеств…
Читайте также:  Книги про любовь и спорт список лучших

Источник: http://mexalib.com/search/?q=%D0%BA%D0%BE%D0%BB%D1%87%D0%B0%D0%BA

Александр Васильевич Колчак. Жизнь и деятельность

«Вышла вместо Учредительного собрания колчаковская диктатура, — самая бешеная, хуже всякой царской».

«Не распространяйте никаких вестей о Колчаке… поступили и так и так [расстреляли] под влиянием угрозы…»

(Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 39. С. 127, из зашифрован-ной телеграммы. Архив).

  • «Молча склоняю голову и перед его могилою.
  • Настанет день, когда дети наши, мысленно созерцая позор и ужас наших дней, многое простят России за то, что всё же не один Каин владычествовал во мраке этих дней, что и Авель был среди сынов ее.
  • Настанет время, когда золотыми письменами на вечную славу и память будет начертано Его имя в летописи Русской земли»

(Бунин И. А. Памяти адмирала А. Б. Колчака // Общее дело. Париж. 1921. 7 февр.).

Труд уральского историка И. Ф. Плотникова «Александр Васильевич Колчак: Жизнь и деятельность» является монографическим исследованием, но выполненным в научно-популяр-ном плане о выдающемся флотоводце, полярном путешественнике, ученом и политическом деятеле нашего Отечества. По сравнению с аналогичным изданием его книги в виде альманаха (1996 г.), данное является дополненным.

Гражданская война выдвинула А. В. Колчака на вершину антибольшевистского белого движения. Он стал Верховным правителем России и Верховным Главнокомандующим сухопутных и Морских Сил, признанным всеми другими вождями белого движения.

В силу исторического обстоятельства попытка сбросить большевистскую диктатуру оказа-лась обреченной. Трагически оборвалась жизнь великого российского патриота: он без суда, по тайному распоряжению большевистских вождей, как и полутора годами раньше царская семья, был расстрелян.

Автор выясняет и уточняет множество ранее неизвестных или запутанных, а то и фальсифи-цированных страниц жизни и судьбы Колчака, объективно, документированно освещает их. Читатель получает возможность узнать правду о личности Александра Васильевича Колчака, его подлинной исторической роли в контексте событий, происходивших в России.

1. А. В. КОЛЧАК — ВЕРХОВНЫЙ ПРАВИТЕЛЬ РОССИИ

Верховный правитель России Колчак…

На протяжении десятилетий это словосочетание воспринималось, с одной стороны, потерпевшими поражение в гражданской войне участниками «белого дела» с глубоким уважением, во всяком случае — пониманием; с другой стороны, большевиками, красными, да многими советскими людьми, воспитывавшимися на марксистско-ленинских принципах классовой нетерпимости, — с ненавистью или с резкой неприязнью. Поскольку белое движение, которое представлял и длительное время возглавлял Колчак, было разгромлено красными, а он сам погиб, как бы логически разделив трагическую судьбу движения, возникла почва и для иронии, для пресловутой частушки: «Мундир английский, погон французский, табак японский, правитель омский…».

Эта полярность оценок господствовала в научно-исторической, в художественной литературе, в искусстве.

Обывателю титул, звание, должность «Верховный правитель» мало о чем говорили и говорят. А между тем этот, скажем так — высокий должностной титул — интересен и сам по себе. Он пришел из глубин российской истории, был вполне понятным когда-то, как наивысший и почитаемый. Не случайно глубокий знаток языка, фольклора и истории России В. И.

Даль, трактуя слово «верховный», непременно связывал его с понятием о власти. «Верховный», — читаем мы в его «Толковом словаре живого великорусского языка», — высший, высочайший, первенствующий по сану, власти, званию, значению, по праву, «верховность… состояние или свойство верховной власти».

В пояснении значения «верховный» Даль отмечал: «Верховный правитель, Государь».

И на самом деле, в истории российского государства выдвигались лица, являвшиеся официально или неофициально верховными правителями его: царевна Софья Алексеевна, светлейший князь А. Д. Меншиков и др. В условиях разгула гражданской войны, повсеместного многовластия усиливалась, вновь привлекательной становилась идея Верховного правителя.

Когда 18 ноября 1918 г. Омское правительство, претендовавшее на роль всероссийского, провозгласило А. В. Колчака Верховным правителем, оно руководствовалось и политическими целями, и российскими традициями.

Верховенство власти Колчака в дальнейшем было признано всеми белыми правительствами России. Следовательно, Колчак олицетворял высшую государст-венную власть в стране уже за пределами ее монархического этапа развития. В этом смысле его положение было уникальным в истории России.

И уже поэтому, даже отвлекаясь от других, бо-лее ранних этапов биографии Колчака, мы можем констатировать, что речь идет о выдающейся личности, занимавшей исключительное место в истории России.

Не случайно ныне к личности Колчака приковываются взоры все большего числа историков, краеведов, публицистов, писателей — всех тех, кто интересуется историей нашей великой и многострадальной страны.

Однако и до настоящего времени возможности узнать какие-то подробности о Колчаке очень ограничены. Расширяются они пока медленно.

В публикациях о Колчаке последних лет в отечес-твенной литературе сделан заметный шаг к пересмотру советских оценок его деятельности и роли.

Одни авторы делают это робко, едва выходя за рамки прежней характеристики, другие — более существенно, третьи — проявляют склонность писать о Колчаке только в позитивных тонах.

Несколько расширившийся за последнее время доступ к документам, к так называемым «спецфондам» библиотек, к эмигрантской и зарубежной литературе позволяет исследователям, публицистам, писателям обстоятельнее, а главное — разностороннее познакомиться с жизнен-ным путем Колчака.

Научно- объективному освещению его роли, разумеется, в огромной степени способствуют переоценка ценностей эпохи гражданской войны, публикация ранее совершенно неизвестных документов о деятельности В. И. Ленина, Я. М. Свердлова, Л. Д. Троцкого, Ф. Э.

Дзержинского и других руководителей партии большевиков, Советского правительства, Красной Армии, об их решениях и действиях, высвечивающих их кровавые, целенаправленно совершав-шиеся преступления перед народом.

И, конечно же, впервые за семидесятипятилетнюю советскую историю, в условиях гласности, появилась возможность говорить читателю правду.

Автор этих строк, как историк, занимаясь проблематикой гражданской войны, подпольной работы коммунистов, других политических сил, партизанским движением на Урале и в Сибири, в оценках деятельности А. В. Колчака отдал дань тогдашним непременным установкам, официальной — ленинской концепции. Об этом приходится сожалеть.

Александр Васильевич Колчак — яркая личность и чисто русское явление. Он — выдающийся сын России и, надо надеяться, что таким, наконец, предстанет в глазах своих соотечественников-потомков.

2. ПОЛЯРНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬ

На рубеже веков XIX и XX Россия вступила в сложнейший период своей истории. С одной стороны, она по всем основным направлениям развития экономики набирала высокие темпы, что наблюдалось особенно в период руководства правительством П. А.

Столыпина, с другой сторо-ны, страна все сильнее раздиралась внутриполитическими, а также и внешнеполитическими противоречиями, чреватыми угрозой катаклизмов.

Конец XIX и начало XX веков — период войн и революций, период социальных потрясений в истории России, сбивших ее со столбовой дороги самобытного развития, толкнувших на тупиковый путь коммунистических эксперимен-тов.

Колчак, вступивший на жизненную стезю и закончивший ее в рамках этого сложнейшего переломного периода, оказался в гуще важнейших событий. В его биографии отразилась история России той поры. В связи с этим жизнь Колчака вдвойне интересна и показательна.

Кто же такой Колчак по своему, так сказать, роду, племени? Какими были причины и обстоятельства его появления на российском бушующем небосводе? Об этом свидетельствуют документы и материалы, по которым можно проследить жизненный путь этого незаурядного, не побоимся сказать, великого человека.

Александр Васильевич Колчак родился 4 ноября 1874 г. на Обуховском сталелитейном заводе, близ

Источник: http://booksonline.com.ua/view.php?book=126252

Книга Трагедия адмирала Колчака. Книга 1

Перейти на страницу: 123456789101112131415161718192021222324252627282930313233343536373839404142434445464748495051525354555657585960616263646566676869707172737475767778798081828384858687888990919293949596979899100101102103104105106107108109110111112113114115116

1

С.П. МЕЛЬГУНОВ

ТРАГЕДИЯ АДМИРАЛА КОЛЧАКА

Из истории гражданской войны на Волге, Урале и в Сибири

????????????????????????????????????

Тайны адмирала Колчака

  • Мы бросаем призывы в пространство
  • С тонких мачт в недоступную даль…
  • Там — суровой души постоянство,

Тут — кровавая верная сталь…[1] —

такими стихами откликнулся весной 1919 года белогвардейский журнал «Донская Волна» на известия из далёкой Сибири о наступлении армий Верховного Правителя России и Верховного Главнокомандующего всеми сухопутными и морскими вооружёнными силами адмирала Александра Васильевича Колчака. Через тысячи вёрст и несколько фронтов ничем не примечательный ростовский поэт увидел и выделил в образе своего героя черты («суровой души постоянство»), казавшиеся ему главными, определяющими, но… относящиеся скорее к «книжному» стереотипу «диктатора», чем к живому человеку.

Был ли адмирал Колчак таким в действительности? Многочисленные источники, особенно периода Гражданской войны (о которой и написано большинство воспоминаний), скорее рисуют его совсем другим — эмоциональным, подверженным чужим влияниям, вспыльчивым до крайности и даже, пожалуй, «через край», так что знаменитые «шторма» адмирала не раз отмечались в исторической литературе едва ли не как самая характерная его черта. «Говорят, что когда Колчак разойдётся, то ни в выражениях, ни в жестах не стесняется и штормует вовсю, применяя обширный по этой части морской лексикон»; «я пытался доложить свои доводы, но с адмиралом начался шторм, он стал кромсать ножом ручку своего кресла…»[2]; «Адмирал начал волноваться. С обычною своею манерою в минуты раздражения, он стал искать на столе предмета, на котором можно было бы вылить накипевшее раздражение»[3]; «вскочил на ноги и затем стал метаться по кабинету из угла в угол, словно разъярённый зверь в клетке»[4]; «Верховный был в необыкновенно нервном настроении и во время разговора с [генералами] Дитерихсом и Сахаровым сломал несколько карандашей и чернильницу, пролив чернила на свой письменный стол»; «Колчак здесь потерял совершенно всякое самообладание, стал топать ногами и в точном смысле [слова] стал кричать…»[5]; «в воскресенье, как мне рассказывают, он разбил за столом четыре стакана»[6]; «…Верховный Правитель его вызвал в Омск, запустил в него тарелкой и послал командовать в 12-ую Уральскую стрелковую дивизию»[7]… — эти и подобные им цитаты рисуют образ скорее непривлекательный и в любом случае лишённый того ореола, которым была окружена фигура адмирала и в годы Белой борьбы, и позже (до некоторой степени — даже в стане его врагов).

«Мягкая простота в подтянуто-деловой героичности — так, кажется, можно определить существо его личности, — размышляет о Колчаке выдающийся церковный писатель, архимандрит Константин (Зайцев).

 — Некое поэтическое тепло исходило от него даже и в далёком отчуждении, но тут же вырисовывался стальной силуэт боевого вождя, сочетающего ничем невозмутимое личное мужество с гением пронизанной, властностью»[8].

В этих словах, сказанных как будто совсем о другом человеке, можно и заподозрить чрезмерную идеализацию, — и почувствовать глубокое духовное прозрение, для которого удалённость ни в пространстве, ни во времени не может являться помехой: теряя черты, безусловно важные и необходимые для создания портрета человека со всеми его индивидуальными особенностями, облик Верховного словно освобождается от сиюминутного, бренного, сохраняя ту бессмертную сущность души, высокий строй которой и выделил, и возвысил Александра Васильевича Колчака над охваченною Смутой Россией, великого адмирала — над «взбаламученным морем», бушующим на месте погибшей Империи.

Но любого, кто пишет о Колчаке, подстерегает угроза с потерей упомянутых выше живых черт упустить из виду и нечто, помогающее понять состояние этого человека в самые главные и самые тяжёлые, роковые месяцы его жизни.

Ретушь опасна, тем более когда она превращается в штукатурку, а оценки, подобные той, которую дал адмиралу архимандрит Константин, иногда побуждают остановиться на них… и, разглядев подвиг Верховного Правителя, не приблизиться к постижению трагедии воина Александра.

«Его лицо было гораздо резче и выразительнее…» — писала в частном письме об одной «очень официальной фотографии» адмирала Анна Васильевна Тимирева — женщина, чья любовь буквально озаряла его последние годы.

 — «Я понимаю, что Вам трудно представить его в жизни: надо сказать, что он был не обычный человек, и за всю мою долгую жизнь я не встречала никого, на него похожего. […] Ни одна фотография не передаёт его характер.

Его лицо отражало все оттенки мысли и чувства, в хорошие минуты оно словно светилось внутренним светом и тогда было прекрасно…»[9] И сложность характера адмирала Колчака, включая сюда и уже известные нам эмоциональные вспышки, сама становилась «историческим фактором», побуждая к действиям или отвращая от них человека, вознесённого на такую высоту.

Читайте также:  Книги про борджиа список лучших

«…Как бы ни была интересна личность адмирала, его характеристика в настоящее время не только не может быть отделена, но целиком должна поглощаться характеристикой того политического движения, которое он возглавлял», — писал менее чем через год после трагического завершения колчаковской эпопеи один из сотрудников Верховного — член Всероссийского Правительства[10], будучи в этом рассуждении и прав, и неправ одновременно. Личность Колчака — не из тех, что могут «поглотиться» даже описанием крупных общественных явлений, политических катаклизмов; но столь же очевидна неразрывность связи её с тем делом — Белым Делом, — которому отдал адмирал свои силы и жизнь. Александр Васильевич Колчак — всего лишь часть русского, Белого Дела; но часть настолько значительная, что понимание хода событий, судеб всего движения в целом, невозможно без попыток разобраться в личности этого выдающегося человека, приблизиться к разгадке его образа — цельного и противоречивого в одно и то же время.

* * *

Александр Колчак родился 4 ноября 1874 года (даты до 1/14 февраля 1918 года приводятся по старому стилю) в Санкт-Петербурге, где его отец, Василий Иванович, служил на Обуховском сталелитейном заводе. Талантливый инженер, В.И.

Колчак имел за плечами и боевой опыт, в годы Крымской войны приняв участие в легендарной обороне Севастополя: один из последних выстрелов по врагу с Малахова кургана был сделан юнкером морской артиллерии Колчаком[11]; мать Александра, Ольга Ильинична (урождённая Посохова), очень набожная женщина, передала мальчику искреннюю религиозность, о которой её внук, сын адмирала, даже напишет потом как о «довольно строгом, даже аскетически-монашеском мировоззрении»[12]. Очевидно, в военной семье частью воспитания было и чтение, через много лет рекомендованное Верховным Правителем сыну в последнем письме — по сути, завещании: «Читай военную историю и дела великих людей и учись по ним, как надо поступать, — это единственный путь, чтобы стать полезным слугой Родине. Нет ничего выше Родины и служения Ей»[13]. И возможно, что в сознании Александра Колчака уже с ранних лет служение воина (путь, вряд ли мыслимый без честолюбия, — «солдат должен носить в своём ранце маршальский жезл!») освещалось и освящалось духом Христианского служения — самоотвержения, смирения… и неизменной готовности к жертве.

1

Источник: https://read-books-online.ru/bookread-264705

Адмирал Колчак глазами русских писателей. Белое Дело

  • 3 февраля 2017 12:43

В Петербурге продолжаются споры о том, можно ли размещать мемориальную доску на доме, в котором жил адмирал, ученый, полярный исследователь Александр Колчак. Спорят историки, чиновники, журналисты.

Однако мемориальная доска, как и любая деталь фасада здания, принадлежит пространству культуры, поэтому в споре о ней особенно значимы голоса тех, кто олицетворяет отечественную культуру.

По распространенному мнению, русская культура литературоцентрична, так что предоставим слово знаменитым писателям.

Через месяц после расстрела Колчака, 7 марта 1920 года, был опубликован некролог, принадлежащий перу Александра Куприна. Этот текст, впоследствии переизданный автором к первой годовщине гибели Верховного Правителя, начинается словами:

«Лучший сын России погиб страшной, насильственной смертью. Великая душа — твердая, чистая и любящая — испытала, прежде чем расстаться с телом, те крестные муки, о которых даже догадываться не смеет человек, не отмеченный Богом для высшего самоотречения .

Будет ли для нас священно то место, где навсегда смежились эти суровые и страдальческие глаза, с их взглядом смертельно раненного орла? Или — притерпевшиеся к запаху крови, все равно, будь это даже кровь великомученика, равнодушные ко всему на свете, кроме собственного сна и пищеварения, трусливые, растерянные и неблагодарные — мы совсем утратили способность благоговеть перед подвигом и расчетливо преклоняемся только перед успехом, сулящим нам еду и покой?»

Какой еще глава государства Российского получал от известного русского писателя такую эпитафию?..

Далее автор «Гранатового браслета» утверждает, что походы армии, которую Колчак создал «усилиями своей воли и своего обаяния», не менее поразительны, чем блестящий переход Суворова через Альпы; но в прежние времена сердца людей, по словам писателя, откликались на «красоту и величие личного героизма», а современники на это не способны. По словам Куприна, Колчак не потому проиграл, что не подходил для роли Верховного правителя, а потому, что задача его «превышала, по своему неизмеримому значению и по своим исключительным трудностям, все, что когда-либо выпадало на долю русских государственных людей».

«Говорят, — пишет Куприн, — что Колчак был малодемократичен — и в этом одна из причин его неуспеха. Прочитайте вновь текст его присяги и его воззвания к русскому населению. Биение верного и правдивого сердца слышится в их каждом слове. Эти печатные документы хранятся до сих пор в крестьянских избах, за образами, как святыня, и, находя их, большевики расстреливают хозяев».

Иван Бунин, судя по ряду его записей, испытывал к Колчаку глубоко личное теплое чувство. Вот, например, строки из его дневника за 1922 год: «Панихида по Колчаке. Служил Евлогий. При пении я все время плакал.

Связывалось со своим, с солнечным утром каким-то, с жизнью нашей семьи, которой конец». Красноречиво свидетельствуют об отношении Бунина к Адмиралу и такие строки «Окаянных дней»: «Колчак признан Антантой Верховным Правителем России.

В «Известиях» похабная статья: «Ты скажи им, гадина, сколько тебе дадено?» Чорт с ними. Перекрестился с радостными слезами».

В декабре 1920 года Бунин опубликовал в эмигрантской прессе свою заметку «Чехи и эсеры». В ней будущий нобелевский лауреат иронизирует над теми, кто объясняет оппозицию Колчаку «реакционностью сего истерического генерала»; причина, по словам Бунина, была в том, что Колчак не давал левым «партийным работникам» грабить страну.

А в первую годовщину расстрела Колчака писатель выступил с кратким некрологом, который завершается словами: «Настанет время, когда золотыми письменами, на вечную славу и память, будет начертано Его имя в летописи Русской Земли».

Иван Шмелев в статье «Убийство» (1924) назвал Колчака «гордостью и отвагой русской». Будущий автор книги «Лето Господне», точно так же, как Бунин и Куприн, выражает здесь надежду, что дела Колчака еще будут оценены на родине по достоинству: «…ему поставит Россия памятник горя и гордости».

О Колчаке писали, конечно, и не столь выдающиеся литераторы. Поэты советской России не могли пройти мимо человека, олицетворявшего борьбу с большевиками. Но примечательно, что плакатный образ «врага народа» вышел, по сути дела, только у наименее одаренного из них — Демьяна Бедного (настоящие имя и фамилия — Ефим Придворов).

Выходец из крестьян, получивший столичное образование благодаря поддержке Великого Князя Константина Константиновича, он быстро стал, по собственным словам, «присяжным фельетонистом» большевицкой прессы. В соответствии с ее нуждами он именует Колчака «лихим гадом», с радостью глядящим на «трупы бедного крестьянства» («Кого мы били», 1935).

Но поэзией такие сочинения назвать трудно.

То, что трагическую красоту в личности Верховного Правителя находил Арсений Несмелов (стихотворение «В Нижнеудинске», 1940), неудивительно: в прошлом автор был офицером колчаковской армии. Примечательно иное: романтическим и трагическим героем получался Колчак и у тех поэтов, которые имели вполне советские взгляды, но — в отличие от Демьяна Бедного — имели и дарование.

Так, Николай Асеев написал от лица Адмирала одну из глав своей поэмы о Гражданской войне «Семен Проскаков» (1928). Сын ее «антигероя» — Ростислав Колчак — отозвался о ней как о «любопытной»: «В стихах Асеева своеобразно отразился образ Белого Адмирала — мечтателя, полярного исследователя.

Что-то верное поэтом все же угадано». В соответствии с советской версией истории, Колчак в этой поэме — марионетка иностранных сил; но он же и возвышенный герой, имевший высокое предназначение.

Для отрицательного персонажа слишком много в его монологе звезд, ветра и морского простора, противостоящего сибирским болотам.

Владимир Маяковский в стихотворении «Екатеринбург — Свердловск» (1928) напоминает, как в этих местах «орлом клевался верховный Колчак».

Сравнение с орлом независимо от намерений поэта возвышает Колчака, поскольку издавна служило в русском языке и фольклоре для обозначения силы, прозорливости и благородства человека (такое сравнение есть, напомним, и в упомянутой статье Куприна).

Еще более странные строки возникают в «Песне о ветре» (1926) Владимира Луговского. В этом стихотворении, приветствующем поражение и казнь Колчака, вдруг звучит восклицание:

Эх, эх, Ангара, Колчакова дочка!

Само по себе обращение к Ангаре мотивировано сюжетом, поскольку Адмирала расстреливают на берегу этой реки. Но ее именование «Колчаковой дочкой» изнутри разрушает атмосферу торжества победителей: вечная стихия воды оказывается в прямом родстве не с ними, а с побежденным…

В 1932 г. в ОГПУ было создало дело «Сибирской бригады», по которому проходили молодые поэты Сергей Марков, Евгений Забелин, Павел Васильев и еще несколько человек; они были объявлены «нелегальной контрреволюционной организацией» за то, что в своих стихах «воспевали Колчака».

Обвинительное заключение гласило: «Группа ставила своей задачей широкую антисоветскую агитацию… через художественные литературные произведения, обработку и антисоветское воспитание молодежи» (это знаменитая ст. 58-10 УК РСФСР). Стихи были приложены к делу, как доказательство преступности; их авторы получили разные сроки лишения свободы.

И если репрессиям подверглись такие вполне лояльные литераторы, не приходится удивляться, что в 1936 году восемь лет лагерей получила за стихи о Колчаке Наталья Ануфриева, со времен отрочества почитавшая его как героя, погибшего за истинные ценности. Посвященные ему строки она не доверяла бумаге и читала наизусть в кругу друзей. Как показал донос, не доверять следовало и друзьям.

Но и на Колыме Наталья Ануфриева продолжала сочинять стихи, в которых обращалась к Колчаку (которого никогда в жизни не видела) как к близкому другу.

Но вернемся к писателям высшего ранга. Александр Солженицын, получив Нобелевскую премию по литературе, сосредоточился на завершении своей эпопеи «Красное Колесо».

В двух ее частях — «Март Семнадцатого» (1977–1986) и «Апрель Семнадцатого» (1984–1989) — Колчак стал одним из самых ярких персонажей.

«Стройный, легкий, с движеньями гибкими и точными», он стремителен во всем — в перемещениях и решениях: «…только в действиях разряжалась его натура, его быстрый нервный ум».

Вся жизнь этого героя представлена у Солженицына как горение на службе России: «Везде он искал открыть и выполнить высшую задачу, на верхнем пределе своих сил». Короткие, энергичные, подчас афористичные фразы, характерные для Колчака как персонажа «Красного Колеса», передают в этом произведении ясность ума и четкость действий героя, способного предвидеть последствия невиданных событий.

Именно таким событием становится революция, ход которой Солженицын описывает по часам. Мысленный ответ ей Колчака ясен и точен: «Россия — должна развиваться, а многое костенелое мешает ей.

Развиваться, да, но светлыми умами, а не кровавыми взрывами». Безусловно, эту мысль разделял и сам автор.

Недаром портрет Колчака в последние годы жизни Солженицына висел в его кабинете рядом с портретом столь же почитаемого им Столыпина.

В 1994 году, возвращаясь из своего изгнания через Дальний Восток, Солженицын сделал остановку в Иркутске и попросил местного епископа отслужить панихиду на месте расстрела Колчака. Впечатления от этой панихиды в его путевых заметках изложены так:

«Еще и прихожан было с полсотни, неплохой хор. Наши свечи задувало речным ветерком.

По мосту через Ангару все время шел поток машин (пассажиры из автобусов дичились на нас), два раза пролетали низкие самолеты, заглушая панихиду. Впечатление было — исторического момента.

Отчего у меня было в этот час какое-то ощущение победы? Оттого ли, что как бы сама Русь вернулась на распроклятое место и отдала признание своему казненному герою?»

Итак, подведем итоги. Кто из русских писателей утверждал, что Колчак — подлинный, высокий герой отечественной истории? Если называть только крупные фигуры — Бунин, Куприн, Шмелев, Солженицын. А кто изображал его как врага народа? Демьян Бедный… В сопоставлении с Буниным или Солженицыным — величина не то что мизерная, а вообще неразличимая.

Политики или журналисты будут еще не раз говорить, что адмирал Колчак — фигура неоднозначная. Но для русской культуры, чей голос мы слышим в строках лучших писателей, эта фигура, как видно, вполне однозначна.

Источник: Диалог поколений

См. также:

  • Светлана Шешунова. Образ адмирала Колчака в художественной литературе

Источник: http://beloedelo.com/researches/article/?760

Ссылка на основную публикацию