Книги про анорексию и анорексиков список лучших

Анорексия — заболевание не только опасное, но ещё и коварное. Оно затрагивает не столько физическое здоровье худеющего, сколько психическое. И пока сам больной не признается себе в собственной немощи и не захочет выздороветь, никакие лекарства не помогут. Вытянуть его из этого болота порой не по силам даже маститым психотерапевтам и самым близким людям.

Учитывая механизм развития заболевания, нетрудно догадаться, что для успешного лечения нужна чёткая мотивация. И вот тут огромную помощь могут оказать книги.

Причём для каждого пациента стоит подобрать что-то особое.

Кому-то понадобятся монументальные и серьёзные научно-популярные труды, кто-то найдёт утешение в художественных бестселлерах, а третьим вдохновляющим примером послужат автобиографические повести.

Виды

Книги про анорексию и анорексиков список лучших

Если вы ищете книги, которые в доступной форме излагают информацию про анорексию, для начала решите, что именно вам нужно.

Художественные

Чаще всего от заболевания страдают девочки-подростки, и им вряд ли будут интересны научно-популярные статьи, сложные для прочтения. Родители должны подобрать для них что-нибудь с интригующим сюжетом, в котором они бы увидели самих себя. Поэтому художественные бестселлеры — идеальный выбор для них.

  1. Иби Каслик. Худышка.
  2. Кит Рид. Я стройнее тебя!
  3. К. Паника. NRXA, я люблю тебя!
  4. Жаклин Уилсон. Девчонки в погоне за модой.
  5. Сьюзен Сассман. На диете.
  6. М. Царёва. Девушка с голодными глазами.

Это самые мотивирующие книги для подростков и леди чуть старшего возраста, страдающих от анорексии.

Автобиографии

Автобиографичные повести очень сильные, но, так как их чаще всего пишет обычный человек, а не писатель, читать их бывает сложновато в плане стилистики.

Зато люди, написавшие эти книги, сумели победить анорексию и дают надежду всем, кто страдает от неё.

Их можно посоветовать уже более взрослым девушкам, вышедшим из подросткового периода, но попавшим в сети расстройства пищевого поведения.

  1. Жюстин. Этим утром я решила перестать есть.
  2. А. Ковригина. 38 кг. Жизнь в режиме «0 калорий».
  3. Ф. Рюзе. 0%.
  4. Green Revenge. Голодная из мира сытых.
  5. А. Террина. Счастье есть! История моей борьбы с АНО.
  6. Порша де Росси. Невыносимая легкость: история потери и роста.

Научно-популярные

Наименее распространены научно-популярные книги об анорексии, хотя именно они помогают понять больным то, что происходит с их организмом в период болезни. Так что, если есть серьёзные вопросы, которые вы не можете по каким-то причинам задать лечащему врачу и кому бы то ни было другому, читайте эти шедевры.

  1. А. Николаенко. Смертельная диета. Stop анорексия.
  2. И. К. Куприянова. Когда худеть опасно. Нервная анорексия — болезнь XXI века.
  3. Е. Гончарова. Анорексия. Болезнь современности, или Почему не надо гнаться за модой.

В 2017 году новинок книг об анорексии не было, так что есть время перечитать шедевры прошлых лет.

Рейтинг лучших

Ниже дан список лучших книг, рассказывающих о судьбе людей, больных анорексией. Рейтинг составлен по отзывам читателей:

  1. Жюстин. Этим утром я решила перестать есть.
  2. Каслик И. Худышка.
  3. Ковригина А. 38 кг. Жизнь в режиме «0 калорий».
  4. Паника К. NRXA, я люблю тебя!
  5. Порша де Росси. Невыносимая легкость: история потери и роста.
  6. Рид К. Я стройнее тебя!
  7. Рюзе Ф. 0%.
  8. Сассман С. На диете.
  9. Террина А. Счастье есть! История моей борьбы с АНО.
  10. Царёва М. Девушка с голодными глазами.

Если вы подозреваете, что страдаете от анорексии, но боитесь в этом кому-нибудь признаться, обязательно найдите хотя бы одну из книг, включённых в данный список. После прочтения вы многое поймёте: действительно ли вы больны, нужна ли вам профессиональная помощь, к кому лучше обратиться и чем в конце концов всё может закончиться, если вы немедленно не предпримите никаких мер.

Книги про анорексию и анорексиков список лучшихСамые читаемые книги об анорексии

Учитывая закрытый характер анорексиков, можно предположить, что книги и фильмы об этом психическом расстройстве порой оказываются единственным светом в окне, который может пробудить их ото сна и спасти.

Краткий обзор

Ну и, наконец, чтобы было чуть проще выбрать нужную книгу из многообразия предложенных, изучите краткий обзор некоторых из них (самых популярных и интересных). Это позволит составить хоть какое-то представление, стоит вам её читать или нет.

  • Жюстин. Этим утром я решила перестать есть

Одна из самых популярных книг об анорексии у подростков, потому что многие в главной героине видят самих себя.

Она повествует о 14-летней девочке, причины заболевания которой лежат глубоко в ней самой (личностный эгоцентризм, усугубившийся пубертатным периодом) и её семье. Родители настолько заняты собственными проблемами, что у них нет времени на дочь.

Отсутствие внимания и любви стало пусковым механизмом для пищевого расстройства и патологического похудения. И всё-таки нашлись силы, которые позволили главной героине не умереть.

Главную героиню зовут Жизель, и внешне у неё всё хорошо: семья, учёба в мединституте. Но вся беда в том, что она старается ничего не есть и постоянно изнуряет себя занятиями.

В определённый момент жизни начинаются проблемы с отцом, которые подкашивают и без того ослабленный дух девушки. Рядом с ней — 14-летняя сестра Холли, чья судьба тоже складывается совсем не гладко, и Сол — любимый человек.

Их задача — спасти Жизель, вопрос лишь в том, получится ли у них это, потому что препятствий на пути очень много.

  • Ковригина А. 38 кг. Жизнь в режиме «0 калорий»

Изначально автор публиковала данную историю в отдельном блоге, а затем выпустила книгу. Героиня (по совместительству рассказчик) в подробностях описывает свой путь похудения.

Однажды утром она поставила себе цель — добиться на весах цифры в 38 кг.

Страх съесть лишний кусок, отчуждение родных и близких, проблемы со здоровьем, отказ от многих радостей жизни —эмоции расписаны так детально, словно это вам приходится высчитывать калорийность каждой порции и падать в голодные обмороки.

  • Паника К. NRXA, я люблю тебя!

Взрослым вряд ли понравится эта книга, потому что она отличается особой стилистикой, если можно так выразиться. Её обвиняют в бедности словарного запаса, плохих синтаксических конструкциях и даже в наличии ошибок.

Однако многие удивятся, узнав, что подростки запоем скачивают именно это произведение и оставляют о нём положительные отзывы на молодёжных форумах. Герой — парень-наркоман, находящийся в реабилитационном центре. Он рассказывает о своих ощущениях, общении с друзьями, гулянках, беспорядочных половых связях.

Наряду с анорексией, он страдает наркоманией и алкоголизмом. В целом, если не обращать внимания на стиль повествования, сюжет закручен довольно неплохо.

  • Порша де Росси. Невыносимая легкость: история потери и роста

Эту книгу написала австралийско-американская актриса, которую телезрители знают по сериалам Элли Макбил, Скандал, Замедленное развитие и др. Будучи ещё подростком, она работала в Австралии моделью и в шоу на телевидении.

Но на момент, когда ей дали первую роль в Голливуде, она весила всего 38 кг при росте 173 см. Порша де Росси подробно рассказывает весь свой путь спасения из этого болота. Да, внешне она многим казалась успешной и благополучной стройной блондинкой.

Да, ей приходилось улыбаться в камеры. Но в своей книге она раскрывает, чего ей это стоило.

Книги про анорексию и анорексиков список лучших

Каждый приём пищи при анорексии — это боль и целое священное действие: выбор посуды, подсчёт калорий, отбор продуктов и т. д. Все свои эмоции актриса направляла только в одно русло — как бы не набрать лишних килограммов. В определённый момент ограничений в пище оказалось недостаточно — и она занялась опустошающими чистками организма, которые чуть не погубили её и без того измождённое тело.

К счастью, эта история заканчивается хорошо. Актриса нашла в себе силы выбраться из капкана. Как именно она это сделала — читайте сами.

Очень необычная книга про анорексию, которая выбивается из ряда всех выше описанных. Она наверняка придётся по вкусу подросткам, так как относится к жанру… фантастики. Но, несмотря на это, в ней поднимаются многие проблемы современности.

Описывается общество, в котором провозглашён культ безупречного тела. Кто достиг идеальных пропорций — заслуживает уважения. Остальные — за бортом. Один из героев, преподобный Эрл, разработал целую программу, которая позволяет достичь физического совершенства.

Главная героиня отправляется к нему в монастырь опробовать её. Что из этого получилось — читайте сами.

Молодой французский писатель рассказывает о закулисье мира моды. Мы все уже наслышаны о 20-часовом рабочем дне моделей, их бесправности, жёстких контрактах и жуткой конкуренции.

Но здесь поднимается вопрос именно их внешности — как они добиваются этой болезненной худобы, какой ценой приходится платить за показы на подиумах и безупречную красоту. Среди девушек-моделей 80% больны разной формой анорексии. Главная героиня — Присцилла, и именно она открывает читателю глаза на ужасную правду.

Книга рекомендована к прочтению девочкам-подросткам, которые изнуряют себя диетами и мечтают попасть любыми способами в модельный мир.

Главную героиню не назовёшь анорексичкой. Это толстушка, но, тем не менее, она просто одержима идеей похудеть. Проблема в том, что у неё это никак не получается. Она постоянно срывается с диеты, чувствует себя виноватой и считает свои лишние килограммы источником всех бед, которые происходят в её жизни.

Это очень утверждающая книга, потому что в её финале героиня приходит к выводу, что счастье — вовсе не в стройной фигуре, а в гармонии с собственным телом. И она остаётся при своих 84 кг. В произведении высказываются очень правильные и мудрые мысли об отношении к еде — их и нужно взять на заметку всем.

  • Царёва М. Девушка с голодными глазами

Главная героиня книги — современная городская девушка, которая пытается втиснуть себя в стандарты красоты, навязанные обществом. Она просто помешана на своём физическом совершенстве и диетах. Её пугает слово «шоколад», и она готова закусывать кефир помидорами, лишь бы похудеть. Причина — уход любимого мужчины к стройной азиатке. К сожалению, очнётся Вера только на больничной койке.

Анорексия — смертельно опасное заболевание, которое забирает с каждым годом всё больше и больше жизней — совсем юных девочек-подростков и молодых девушек. С ней шутки плохи, и поэтому нужно использовать любые возможности для того, чтобы достучаться до внутреннего мира страдающего человека. Один из способов — ненавязчиво посоветовать ему прочесть одну из вышеупомянутых книг.

Не любите читать? Поможем в выборе фильма про анорексию.

Источник: https://hudeyko.ru/knigi-pro-anoreksiju.html

Список лучших книг про анорексию и их краткий обзор автобиографии и художественные бестселлеры | Оракал

Анорексия — заболевание не только небезопасное, но ещё и хитрое. Оно затрагует не столько физическое здоровье худеющего, сколько психическое. И пока сам больной не признается себе в своей немощи и не захочет выздороветь, никакие лекарства не смогут помочь. Вынуть его из данного болота иногда тяжело даже маститым психотерапевтам и самым родным людям.

Учтя механизм развития болезни, легко догадаться, что для успешного лечения необходима чёткая мотивировка. И вот здесь огромную помощь окажут книги.

Причём для любого пациента необходимо выбрать что-то особенное.

Кому-то потребуются величественные и серьёзные научно-популярные труды, кто-то найдёт успокоение в эстетических бестселлерах, а третьим вдохновляющим примером послужат автобиографические повести.

Книги про анорексию и анорексиков список лучших

Если вы хотите найти книги, которые в доступной форме излагают информацию про анорексию, для начала решите, что именно вам нужно.

Художественные

Очень часто от болезни страдают девочки-подростки, и им навряд ли будут интересны научно-популярные публикации, непростые для прочтения. Родители должны выбрать для них что-нибудь с интригующим сюжетом, в котором они бы увидели себя самих. Благодаря этому художественные бестселлеры — прекрасный выбор для них.

p, 7,>

  1. Иби Каслик. Худышка.
  2. Кит Рид. Я красивее тебя!
  3. К. Суета. NRXA, я люблю тебя!
  4. Жаклин Уилсон. Девочки в погоне за модой.
  5. Сьюзен Сассман. На диете.
  6. М. Царёва. Девушка с голодными глазами.

Это самые мотивирующие книги для подростков и леди чуть постарше, которые страдают от анорексии.

p, 8,0,1,0,0 —>

Автобиографии

Автобиографичные повести очень сильные, но, так как их очень часто пишет простой человек, а не писатель, читать их бывает сложновато в плане тематики. Зато люди, написавшие эти книги, сумели победить анорексию и дают надежду всем, кто страдает от неё. Их можно предложить уже больше взрослым девушкам, ушедшим из подросткового возраста, но попавшим в сети расстройства пищевого повидения.

p, 9,>

  1. Жюстин. Этим по утру я решила прекратить есть.
  2. А. Ковригина. 38 кг. Жизнь в режиме «0 калорий».
  3. Ф. Рюзе. 0%.
  4. Green Revenge. Голодная из мира сытых.
  5. А. Террина. Счастье есть! История моей борьбы с АНО.
  6. Порша де Росси. Несносная легкость: история потери и роста.
Читайте также:  Книги который должен прочитать каждый мужчина список лучших

Научно-популярные

Наименее популярны научно-популярные книги об анорексии, хотя непосредственно они помогают понять больным то, что происходит с их организмом в период заболевания. Поэтому, если есть серьёзные вопросы, которые вы не можете по каким, либо причинам задать лечащему доктору и кому бы то ни было иному, читайте эти шедевры.

p, 10,>

  1. А. Николаенко. Критичная диета. Stop анорексия.
  2. И. К. Куприянова. Когда худеть страшно. Сердитая анорексия — болезнь XXI столетия.
  3. Е. Гончарова. Анорексия. Болезнь современности, или Почему не нужно бежать за модой.
  • В 2017 году новинок книг об анорексии не было, так что есть время перечитать шедевры минувших лет.
  • p, 11,>
  • p, 12,>

Рейтинг лучших

Ниже дан перечень лучших книг, рассказывающих о доле людей, больных анорексией. Рейтинг составлен по впечатлениям читателей:

p, 13,>

  1. Жюстин. Этим по утру я решила прекратить есть.
  2. Каслик И. Худышка.
  3. Ковригина А. 38 кг. Жизнь в режиме «0 калорий».
  4. Суета К. NRXA, я люблю тебя!
  5. Порша де Росси. Несносная легкость: история потери и роста.
  6. Рид К. Я красивее тебя!
  7. Рюзе Ф. 0%.
  8. Сассман С. На диете.
  9. Террина А. Счастье есть! История моей борьбы с АНО.
  10. Царёва М. Девушка с голодными глазами.

Если вы подозреваете, что страдаете от анорексии, но боитесь в этом кому-нибудь сознаться, в первую очередь поищите хоть одну из книг, включённых в данный перечень. После прочтения вы многое поймёте: на самом деле ли вы больны, необходима ли вам профессиональная помощь, к кому лучше обратиться и чем в конце концов все может завершиться, если вы немедленно не предпримите никаких мер.

p, 14,>

Книги про анорексию и анорексиков список лучших

  1. Самые читаемые книги об анорексии
  2. Учтя закрытый характер анорексиков, можно высказать предположение, что книги и фильмы об этом психическом расстройстве иногда оказываются единственным светом в окне, который может пробудить их ото сна и спасти.
  3. p, 15,>
  4. p, 16,1,0,0,0 —>

Короткий обзор

Ну и, напоследок, чтобы было чуть легче подобрать необходимую книгу из разнообразия предложенных, поизучайте короткий обзор отдельных из них (довольно востребованных и интересных). Это даст возможность составить хоть какое-нибудь представление, стоит вам её читать либо нет.

  • Жюстин. Этим по утру я решила прекратить есть
  • Одна из очень востребованных книг об анорексии у подростков, так как многие в главной героине видят себя самих.

    Она повествует о 14-летней девочке, причины болезни которой лежат глубоко в ней самой (личностный эгоцентризм, усугубившийся пубертатным временем) и её семье. Родители настолько заняты своими проблемами, что им некогда на дочь.

    Отсутствие внимания и любви стало пусковым механизмом для пищевого расстройства и патологического похудания. И всё же нашлись силы, которые дали возможность главной героине не скончаться.

  • Каслик И. Худышка
  • Главную героиню зовут Жизель, и внешне у неё все отлично: семья, учёба в мединституте. Но вся беда в том, что она пытается ничего не есть и всегда утомляет себя занятиями.

    В определённый момент жизни начинаются проблемы с отцом, которые подкашивают и без этого ослабленный дух девушки. Рядом с ней — 14-летняя сестра Холли, чья участь тоже складуется абсолютно не гладко, и Сол — возлюбленный человек.

    Их задача — спасти Жизель, вопрос только в том, выйдет ли у них это, так как преград на пути особенно много.

  • Ковригина А. 38 кг. Жизнь в режиме «0 калорий»
  • Изначально автор публиковала данную историю в индивидуальном блоге, а потом выпустила книгу. Героиня (по совместительству рассказчик) подробнее описывает собственный путь похудания.

    Как то по утру она поставила себе цель — достигнуть на весах цифры в 38 кг.

    Страх скушать лишний кусочек, отчуждение близких и родных, сложности со здоровьем, отказ от многих радостей жизни —эмоции расписаны так подробно, будто бы это вам необходимо высчитывать питательность каждой порции и падать в голодные обмороки.

  • Суета К. NRXA, я люблю тебя!
  • Взрослым навряд ли понравится эта книжка, так как она выделяется особенной тематикой, если можно так выразиться. Её обвиняют в бедности словарного запаса, скверных синтаксических конструкциях и даже в наличии ошибок.

    Но многие удивятся, выяснив, что подростки запоем скачивают собственно это творение и оставляют о нём хорошие отзывы на молодёжных форумах. Герой — парень-наркоман, который находится в реабилитационном центре. Он рассказывает о собственных чувствах, контакте с компанией друзей, гулянках, беспорядочных половых связях.

    Вместе с анорексией, он страдает наркоманией и пьянством. В общем, если не обращать внимания на стиль повествования, сюжет завинчен довольно хорошо.

  • Порша де Росси. Несносная легкость: история потери и роста
  • Эту книгу написала австралийско-американская актриса, которую телезрители знают по сериалам Элли Макбил, Дебош, Замедленное развитие и др. Будучи ещё подростком, она работала в Австралии моделью и в шоу на телевидении.

    Но на момент, когда ей дали лидирующую роль в Голливуде, она весила всего 38 кг при росте 173 см. Порша де Росси говорит весь собственный путь спасения из данного болота. Да, внешне она многим казалась удачной и благополучной стройной блондинкой.

    Да, ей доводилось улыбаться в камеры. Однако в своей книге она открывает, чего ей это стоило.

    p, 22,>

    Книги про анорексию и анорексиков список лучших

    p, 23,>

    Каждый приём пищи при анорексии — это боль и целое священное действие: выбор посуды, подсчёт калорий, отбор продуктов и т. д.

    Все собственные эмоции актриса направляла только в одно русло — как бы не набрать лишних килограммов.

    В определённый момент ограничений в пище оказалось слишком мало — и она занялась опустошающими чистками организма, которые чуть не погубили её и без этого измождённое тело.

    p, 24,0,0,1,0 —>

    На счастье, эта история кончается отлично. Актриса нашла в себе силы выкарабкаться из капкана. Как собственно она это сделала — читайте сами.

  • Рид К. Я красивее тебя!
  • Довольно оригинальная книжка про анорексию, которая выбивается из ряда всех выше описанных. Она наверное нужно будет по вкусу подросткам, так как относится к жанру… фантастики. Но, не обращая внимания на это, в ней поднимаются очень много проблем современности.

    Описывается общество, в котором провозглашён культ идеального тела. Кто достиг образцовых пропорций — заслуживает уважения. Другие — за бортом. Один из героев, преподобный Эрл, разработал целую программу, которая дает возможность добиться физического совершенства.

    Главная героиня отправляется к нему в монастырь попробовать её. Что из данного вышло — читайте сами.

    p, 26,>

    Молодой французский писатель рассказывает о закулисье модного мира. Мы все уже наслышаны о 20-часовом рабочем дне моделей, их бесправности, жёстких договорах и жуткой конкуренции.

    Однако тут встает вопрос собственно их внешности — как они добиваются этой болезненной худобы, какой стоимостью необходимо платить за показы на подиумах и безупречную красоту. Среди девушек-моделей 80% больны различной формой анорексии. Главная героиня — Присцилла, и собственно она открывает читателю глаза на ужасную правду.

    Книжка рекомендована к прочтению девочкам-подросткам, которые изнуряют себя диетами и мечтают попасть разными способами в модельный мир.

    p, 27,>

    Главную героиню не назовёшь анорексичкой. Это толстушка, но, все таки, она просто одержима идеей сбросить вес. Сложность в том, что у неё это никак не выходит. Она регулярно срывается с диеты, чувствует себя виноватой и считает собственные лишние килограммы источником всех бед, которые происходят в её жизни.

    Это очень утверждающая книжка, так как в её конце героиня приходит к выводу, что счастье — абсолютно не в красивой фигуре, а в гармоничности со своим телом. И она остаётся при собственных 84 кг.

    В произведении высказываются максимально гармоничные и мудрые мысли об отношении к еде — их и необходимо иметь в виду всем.

    p, 28,>

    • Царёва М. Девушка с голодными глазами

    Главная героиня книги — современная городская девушка, которая пытается втиснуть себя в нормы красоты, навязанные обществом. Она просто помешана на собственном физическом совершенстве и диетах.

    Её пугает слово «шоколад», и она готова закусывать кефир помидорами, только бы сбросить вес. Причина — уход дорогого мужчины к стройной азиатке.

    К большому сожалению, придёт в сознание Вера исключительно на больничной койке.

    p, 29,>

    Анорексия — смертельно небезопасное заболевание, которое забирает из года в год все больше и больше жизней — совсем юных девочек-подростков и девушек в молодом возрасте.

    С ней шутки плохи, и благодаря этому необходимо применять любые возможности для того, чтобы достучаться до внутреннего мира страдающего человека.

    Один из вариантов — неназойливо порекомендовать ему прочитать одну из упомянутых выше книг.

    p, 30,>

    Не обожаете читать? Поможем в подборе фильма про анорексию.

    p, 31,> p, 32,0,0,0,1 —>

    Источник: https://oracal.net/prostye-sovety/spisok-luchshih-knig-pro-anoreksiju-i-ih-kratkij.html

    Худеющие. Воспоминания об анорексии и булимии. Книга

    Маленькое вступление от себя:)

    Сейчас в русскоязычном интернете не так много достойной литературы на тему расстройств пищевого поведения (булимии, анорексии, компульсивного переедания). Книг же переведенных с других языков, тоже единицы.

    Поэтому, на страницах блога теперь появиться новая рубрика посвященная англоязычным книгам о булимии, анорексии и КП. Думаю, в ней будут публиковаться переводы, отрывков и целых произведений.

      Хотя пока не совсем понятно удастся ли в полной мере реализовать столь масштабные задумки:))
    Посмотрим!

    Ну а пока, встречайте!

    Впервые на Русском языке!

    Книга Марии Хонбэкер. Худеющие. Воспоминания об анорексии и булимии (Введение. Начало)

    • Введение
    • Записки из Преисподней
    • «Но пробужденный и знающий сказал: я есть целиком тело и больше ничего; и душа только слово о чем-то в теле».
    • Ницше «Так говорил Заратустра»

    Мы обедали и изображали из себя нормальных. После многих лет, проведенных в преисподней, мы поднялись на поверхность и исподтишка поглядывали вокруг, неуверенно вдыхая воздух.

    Джейн, которая только выписалась из больницы, бледная, с застенчивым взглядом, позволила волосам закрыть свое лицо, словно избегая того, чтобы кто-то увидел, что она совершила этот величайший грех потребления, признания слабости, признания в обладании телом, со всеми его дерзкими потребностями. Я откинулась в своем кресле, внутренне воспевая достоинства здоровья и самого бытия живым, когда она посмотрела на меня сверху вниз и прошептала: «Мое сердце себя неважно чувствует».

    «Что ты имеешь в виду? В смысле, твое физическое сердце?»  — спросила я.
    Она кивнула и ответила: «Оно подпрыгивает и останавливается».

    Я прощупала ее пульс, затем схватила ключи в одну руку, Джейн в другую и затолкала ее в машину. Моя голова кружилась от воспоминаний и статистических данных в то время, как мы приближались к приемному покою.

    Первые месяцы «здоровья» самые опасные, тело бурно реагирует на шок от того, что оно накормлено после долгих лет голодовок, риск сердечного приступа высок — особенно только после выписки, когда анорексическое поведение может с большой вероятностью возобновиться.

    Глаза Джейн были закрыты, она тяжело дышала, ей был всего 21 год, и я просто не могла позволить ей умереть. Я знаю, каково это: сдавленность в груди, паника и «что-же-я-наделала-я-пошутила».

    Расстройства пищевого поведения, не замеченные в течение долгого времени, разъедают тело в тишине молчания, а потом наносят удар.
    Секрет раскрыт.

    Ты умираешь.

    В приемном покое врач прощупал ее пульс, не обращая на меня внимания. Он впал в замешательство, а затем в раздражение по мере того, как я просила его сделать ей ЭКГ, измерить давление сидя и стоя, проверить электролиты. В конце концов, он обернулся ко мне после того, как пощупал ее тут  и там, и сказал: «Простите, девушка, врач здесь я».

    Я согласилась, но…
    Он отмахнулся от меня и спросил Джейн, как она себя чувствует. Она посмотрела на меня. Спрашивать аноретика1 , как он себя чувствует — это упражнение на тщетность. Я сказала: «Послушайте, у нее расстройство пищевого поведения. Пожалуйста, просто все проверьте».

    Доктор раздраженно поинтересовался: «Что вы подразумеваете под расстройством пищевого поведения?»
    Наповал.

    Все, что я могла видеть — это монитор с сердцебиением Джейн, обозначающим ее слабый и неустойчивый пульс, в то время, как этот человек смотрел на меня сверху вниз, рассказывая, что он здесь врач, и что мне — всего лишь молодой девушке, которая провела четырнадцать лет в аду пищевых зависимостей, следует попридержать язык.
    Но я этого делать не стала.

    Читайте также:  Книги про акул список лучших

    Я начала орать.

    В следующем году по мере того, как мы обе набрались сил, восстановили вес, вернули голос, Джейн стала сидеть в кресле с более расправленной спиной, начала произносить — сначала осторожно, затем погромче — слова, которые миллионы людей с пищевой зависимостью. не в состоянии отважиться сказать во всеуслышание: «Я голодна».

    Я стала булимиком в девять лет, анорексиком — в пятнадцать. Я не могла остановиться на одном и металась от первого ко второму до двадцати лет и теперь, в двадцать три,    я — интересный случай: «расстройство пищевого поведения без конкретной спецификации».

    За последние 13 лет мой вес менялся с 60кг до 23, то прыгая вверх, то падая вниз, я становилась той, кто «в порядке», потом «больной», потом «в порядке», затем «еще более больной» и так далее по настоящий день; мне ставили «умеренное улучшение»,    «психологическую стабильность», «неупорядоченное поведение», «склонность к привычному рецидиву».

    Меня госпитализировали шесть раз, я прошла бесконечное количество терапевтических часов, была обследована, наблюдаема, продиагностирована, классифицирована, засунута, затолкана, накормлена, взвешена на протяжении такого долгого времени, что начала себя чувствовать лабораторной крысой.

    История моей жизни (по крайней мере, одна ее версия) содержится в куче бумаг, разбросанных по комнатам в цокольных этажах по всему городу. Охраняемых, с подозрением смотрящими женщинами, которые спрашивали меня о том, почему я хочу все это увидеть, что мне нужно было от информации, содержащейся в папках, подписанных моим именем и датой рождения.

    Я подписывала бланки, подтверждавшие, что я являюсь самой собой и потому обладаю законным правом просматривать документацию обо мне, и бланки, заверявшие, что я не адвокат и ни в коей мере не намерена призвать такую-то и такую-то больницу к ответственности за (имя пациента) себя (живую или мертвую). Я проходила идентификацию.

    Я вежливо не соглашалась, когда в нескольких больницах мне сообщили, что я не существую, так как не получается найти никаких документов об… как там ваше имя? Нет, никаких записей с этим именем.

    Незавершенная, неупорядоченная, несуществующая я, облизнув палец, перелистывала страницы собственной жизни — две с чем-то тысячи неразборчивых записей.
    Среди прочего я узнала, что я «хроника» и «безнадежный случай».

    Я садилась на раскладной стул и просматривала картины, представленные графиками, изображение инвалида, бредящей девочки, жизни которой (если только она останется жива) предначертано пройти в бумажных платьях и на больничных кроватях.
    Эта картина несколько неточна.

    Я не в бреду, и я не инвалид.

    Вопреки графикам, запланировавшим истечение отведенного мне срока, я, насколько мне известно, не умерла. Я больше не практикую хирургию на крошечных маффинах, не разбираю их на бесконечно малые кусочки и не грызу их, словно кролик-психотик. Я больше не подскакиваю с кресла по окончании приема пищи и не несусь в ванную.

    Я живу в доме, а не в больнице. Я могу проживать день за днем, независимо от того, не кажется ли мне с утра, что за ночь мой зад волшебным образом разнесло. Дело не всегда было в этом. Было время, когда я не могла подняться с кровати, потому что мое тело, его мышцы поедали сами себя, отказываясь садиться.

    Было время, когда ложь запросто слетала с моего языка, потому что для меня гораздо важнее было заниматься саморазрушением, чем признать, что у меня проблемы, не говоря уже о том, чтобы позволить кому-то помочь.

    Кучи бумаг, которые я брала и тащила на стол в медицинских комнатах записи по всему городу, порой весили больше самого описанного в них случая.

    Теперь совсем другое время. У меня РПП (расстройство пищевого поведения), никаких вопросов. Мы с ним живем в состоянии крайне некомфортного взаимного противоборства.

    Для меня это намного лучше, чем тогда, когда мы с ним делили постель, мозг, тело, когда мое чувство собственного достоинства полностью зависело от моей способности морить себя голодом. Странное уравнение, а вместе с тем широко распространенное убеждение: достоинство человека тем более очевидно, чем менее возможно разглядеть его самого.

    Я здесь не для того, чтобы выворачивать душу наизнанку и рассказывать вам о том, как ужасно это было, и что мой папа был зол, и моя мама была злая, а кто-то из детей обозвал меня толстой в третьем классе, потому что ничто из этого не соответствует действительности.

    Я не собираюсь повторять, что РПП — это нечто о контроле, потому что мы все это уже слышали. Это модное слово, восстановительное, категоричное, это аккуратный способ загнать людей словно стадо в ментальный карантин, говоря: на этом разговор окончен.

    РПП — это нечто о: да, контроле, истории и философии, обществе, личных странностях, семейных провалах, мифах, зеркалах, любви и смерти, садомазохизме, журналах и религии,  об индивидуальной спотыкающейся прогулке в незнакомом мире с завязанными глазами.

    Вопрос абсолютно не в том, являются ли РПП «невротическими» и указывают ли на сбой в уме (даже если бы я стала оправдывать рационально чьи-то попытки заморить себя голодом до смерти или пирушки лишь с целью выбросить назад свой пир), но, скорее, почему: почему этот сбой, который нажал на выключатель, затронул так многих из нас?
    Почему выбор так легко падает на это?
    Почему сейчас?
    Какая-то отрава в воздухе?

    Какая-то ошибка природы, которая настроила женщин против их же тел со злобой, не имеющей аналогов в истории, все так стремительно и без всяких причин? Индивид не существует за пределами социума. Существуют причины того, почему это происходит, и они не лежат в отдельном уме.

    Эта книга не сказка таблоидов о мистическом заболевании и не свидетельство волшебного исцеления. Это просто история о путешествии одной женщины на темную сторону реальности и ее решении найти дорогу назад. На ее собственных условиях.

    Мои условия против культурной ереси. Я должна была сказать: я буду есть, что захочу и выглядеть, как мне нравится, и смеяться так громко, как мне хочется, и использовать не ту вилку, и облизывать нож.

    Я должна была пройти странные и вкусные уроки, уроки, которые проходят так мало женщин: любить звук своих шагов, суть веса и существования, и занимания здесь места, любить непослушный голод моего тела, реакции на прикосновения,  постичь себя, как нечто большее, чем мозг, закрепленный за кучей костей.

    Мне пришлось игнорировать культурную какофонию, которая звучит дни напролет. Слишком много, слишком много, слишком много. Как пишет Abra Fortune Chernik: «Набрать вес и извлечь свою голову из унитаза было наиболее политическим актом из всех, которые я когда-либо совершила».

    Я написала эту книгу, потому что верю, что некоторые люди узнают себя в ней (с РПП или без него) и потому что я верю, возможно, наивно, что они могут оказаться готовы изменить свое поведение, получить помощь, если таковая им требуется, принять идею о том, что их тела приемлемы, что сами они не недостаточны и не избыточны.

    Я написала это, потому что не согласна со многим из того, что обычно принимают на веру о РПП, и хотела внести свою лепту, какова бы не была ее ценность. Я написала это, потому что люди часто отмахиваются от булимии, анорексии или перееданий, принимая их за проявление тщеславия, незрелости, сумасшествия. В каком-то смысле РПП и есть все это.

    Но это еще и зависимость. Это реакция, хоть и корявая, на культуру, семью, на себя.

    Я написала это, потому что хочу развеять два распространенных противоречащих мифа об РПП: что они являются незначительными проблемами, решаемыми короткой терапией, маленькой таблеткой и поглаживанием по голове, фазой, через которую проходят все девочки (я знаю девушку, чей психиатр сказал ей, что булимия — это часть «нормального подросткового развития») и, наоборот, что они разоблачают реальное безумие, что они случаются с «такими людьми», чьи мозги повреждены неизлечимо, так что «эти люди» безнадежно «больны».
    Расстройства пищевого поведения — это обычно не фаза и это совсем не обязательно показатель безумия. Это сводящее с ума представление не только для близких человека с булимией, анорексией, компульсивным перееданием или орторексией, но и для него самого. В самой своей сути, это просто пачка смертельных противоречий: желание обрести силу, которое отбирает всю твою силу.
    Жест силы, который лишает всякой силы.

    Желание доказать, что тебе ничего не нужно, что у тебя нет человеческих нужд, которые включаются сами по себе и становятся жгучей потребностью в самом голоде. Это попытка найти идентичность, но в конечном счете она же и сдирает с тебя всякое ощущение самости, оставляя печальную идентичность с «больным».

    Это гротесковая насмешка культурных стандартов красоты, которая не издевается не над кем так, как над тобой. Это протест против стереотипов культуры о женщине, который в конечном счете заставляет тебя выглядеть наислабейшей, самой нуждающейся и невротичной среди всех женщин.

    Это то, что как ты веришь, сохраняет твою безопасность, жизнь, наполненность, и что в конце концов делает с тобой все точно противоположное. Эти противоречия начинают делить человека на два.

    Тело и ум отделяются друг от друга, и в этом надломе может спокойно процветать пищевая зависимость, в тишине, которая окружает эту растерянность, которой пищевая проблема может дать закрепиться и разрастись.

    РПП это во многом, результат, совершенствования идей современной культуры.

    В то время как личность человека с РПП играет огромную роль (мы часто экстрималы, склонные к соперничеству, невероятно самокритичные, ведомые, перфекционисты, склонные к чрезмерности и злоупотреблениям) и в то время как семья человека с булимией, анорексией или КП, играет довольно важную роль в создании окружающей среды, в которой он растет, как тепличный цветок, я убеждена, что культурная среда равнозначный, если не больший виновник в сумасшедшей популярности РПП. Мне были доступны многочисленные способы саморазрушения, бесчисленные магазины, которые смогли бы направить мою потребность, перфекционизм, амбиции, чрезмерное напряжение, миллионы способов, которыми я могла бы отреагировать на культуру и среду, которую я находила проблематичной. Я их не выбрала. Я выбрала булеманорексию. Я ничего не могу с этим поделать, но я думаю, что живи я в культуре, в которой «худоба» не считалась бы странным уровнем благодати, я сумела бы отыскать другой смысл в обретении этой благодати, возможно, такой, который не нанес бы моему телу таких серьезных повреждений, и не исказил бы так радикально моего самоощущения.
    У меня нет всех ответов. Вообще-то у меня их совсем немного. Я задам в этой книге больше вопросов, чем сама могу ответить.

    Это не необычный опыт. Я была более больна, чем некоторые, но менее, чем другие. Происхождение моей зависимости совсем не экзотично и религиозных выводов оно мне не принесло.
    Я не редкость, и моя жизнь не так уж любопытна. Это то, что меня беспокоит — то, что моя жизнь такая обычная. Дело не должно быть в этом.

    Я бы никому не пожелала своего путешествия через мерцающий зеркальный ад.

    Я бы никому не пожелала горьких последствий, которые мы не можем предвидеть, когда больны, разрушенное тело, постоянные соблазны, реализацию того, как мы потерпели неудачу стать самими собой, как напуганы мы были и есть, и как мы вынуждены начинать с нуля, несмотря на то, как велик страх.

    Я не думаю, что когда у людей только развивается анорексия или булимия, или когда они уже в тисках зависимости, что это не что-то, через что ты просто «проходишь». Для большинства людей с РПП это то, что продолжает преследовать тебя всю оставшуюся жизнь.

    Вы можете изменить свое поведение, свои убеждения о себе  и своем теле, отказаться от этого способа справляться с трудностями этого мира. Вы можете понять, как я когда-то, что вы, скорее, человек, чем человеческая оболочка. Вам может стать лучше. Но вы никогда не забудете.
    Я бы сделала, что угодно, чтобы уберечь людей от попадания туда, где я была. Я не могла думать ни о чем кроме написания этой книги.

    Я протестую против гомогенизации, ошибочного тренда в большей части литературы о РПП, который склонен обобщать частное до целого, человека до группы людей. Я не врач и не профессор, не эксперт. Я писательница.

    У меня нет ученой степени, я не окончила старшие классы.  Я исследую. Я читаю. Я говорю с людьми. Я смотрю вокруг. Я размышляю.

    Конечно всего этого недостаточно. В конечном счете, я просто все это проживаю…

    1 На протяжении этой книги я разграничиваю слова «аноретик» и «анорексик».

    Хотя в широком употреблении слово «анорексик» часто используется для обозначения человека («она — анорексик»), технически верное употребление этого слова — в форме прилагательного, то есть оно объясняет способ поведения («она — анорексик» означает, что она демонстрирует некоторые симптомы анорексии).

    «Аноретик» — это, в свою очередь, существительное, медицинский термин, обознающий человека, у которого диагностировали анорексию (она — аноретик).

    Для ясности, слово «анорексия» используется для описания набора видов поведения, в первую очередь, добровольного голодания (этимологическое значение словосочетания «потеря аппетита», которое абсолютно некорректно).

    Булимия — это термин, описывающий паттерн обжорства и очищения (самоспровоцированная рвота, компульсивные тренировки, злоупотребление слабительными или мочегонными). Комбинация двух этих расстройств, которая, возможно, является наиболее распространенной формой расстройств пищевого поведения (конкурирующая с перееданием, в диагностике — компульсивное переедание) известна как булимирексия, хотя в то же время эти два заболевания редко проявляются в полной мере. Скорее, булимирексия колеблется между периодами анорексического и булимического поведения. (Примечание автора)

    1. Полностью с этой книгой на английзском языке Вы можете познакомиться ЗДЕСЬ
    2. Продолжение следует
    3. Перевод: Александра Счастливая
    4. Под редакцией: Екатерины Михайловой
    5. НЕ ЗАБУДЬТЕ ЗАБРАТЬ БЕСПЛАТНЫЙ ВИДЕО КУРС «Я СПРАВЛЮСЬ С БУЛИМИЕЙ И ПЕРЕЕДАНИЯМИ САМ»

    Источник: http://emihailova.ru/knigi-o-bulimii-anoreksii-i-kompulsivnom-pereedanii/xudeyushhie-vospominaniya-ob-anoreksii-i-bulimii-kniga.html

    Читать

    Анна Николаенко, Елена Романова

    Смертельная диета. Stop анорексия

    Предисловие

    Николаенко Анна (дата рождения: 11 мая 1986 год)

    Книга основана на реальных событиях. Имена не изменены. Настоящая. Голая. Правда. Очень большой шаг. Можно растерять всех, о ком только упомянула. Но тут я. И моя анорексия.

    Я перечитала огромное количество литературы, я жила и живу этим. Я все еще дышу ей. И она меня вдохновляет.

    Но, так и не увидев правдивой, ногой истины в книгах, не зацепив чего-то реального и стоящего, я просто села и выплеснула свои мысли пальцами отбивая все, что только прокралось вместе с ней в меня и голод. Тут нет медицинской белиберды.

    Тут нет стимула или вдохновения. Тут просто правда. Так, как бывает. Так как начинается. И чем все может закончится. Если этому вообще есть конец.

    Россия

    Я сижу на толчке, скрючившись от боли в животе до озеленения в глазах. Но это лучше, чем лежать мертвой и облеванной шоколадно-рвотной массой в постели своей матери. Я всю ночь плохо спала. Сейчас такое часто. Сил нет совсем. Даже для того, чтобы просто смотреть сны.

    Сначала тупо лежишь, уставившись в какую-нибудь точку на потолке, слушаешь звон в ушах — кстати, он только вчера и появился — и ощущаешь, как кончики твоих пальцев становятся то ватно-резиновыми и почти прозрачными, то сухими и жесткими, как будто только что обожженные спичкой. Мое тело перестало быть мной. Я творю такие вещи, о которых раньше и не думала.

    Будто душа отделилась от своего мира, в коем прибывала около девятнадцати лет. Может, он стал слишком хорош? Да, именно. Когда я весила 55 килограммов, и у меня были месячные, вокруг не существовало той темноты, которая есть теперь, если я вдруг резко отрываю голову от подушки.

    Но, превратив свой кокон в шестой UK’ивкий размер и 47 кило, начав наслаждаться пожирающими взглядами со стороны, мне а) стало плевать на людей; б) захотелось чрезмерно любить себя (да, да, любить, и пусть подавятся все «подруги», которые пытаются кормить фразами типа «Как можно так издеваться над собой» или «Как можно так ненавидеть себя» — тьфу ты, да их просто гложет зависть, засевшая в жирных задницах) и в) я как бы вижу себя со стороны, чувствую свой позвоночник и предплечье, не скрытое масленой прослойкой, и точно знаю, что мозг и кости — это разные вещи.

    Вернусь к тому, почему я в это утро оказалась в туалете со смертельной дозой слабительного в своем кишечнике и дикой болью чуть ниже пупка.

    Кое-как отодрав голову от подушки после трехчасового сна, прерываемого писком телефона от смсок парня, который мне нравится, но который не знает, что я — это я (наверное, поменял сотовый и не записал мой номер в телефонную книгу, что позволило ночью вести с ним конфетно-букетные беседы с явным намеком на нечто непристойное), и, выпив около полулитра воды, я намешала себе карамельный шоколадный напиток на крутом кипятке, схватила бутылку густого шоколадного сиропа из холодильника и поплелась к компьютеру читать ленту новостей из мира анорексиков. Хватило меня ненадолго. Наглотавшись сладкого сиропа и запив его не менее сладким напитком, вдруг поняла, что не рассчитала силы углеводов и сахаров, которые все же оказывают действие на кровь и пищеварительную систему. Мой eating disorder уже настолько перешел границы допустимо-объективных размышлений, что я перестала приравнивать пищу к жизненному топливу, я вообще перестала пищу к чему бы то ни было приравнивать, и воспринимаю ее просто как людскую прихоть и повод поговорить: «О, дорогой, а как насчет того, чтобы сегодня на ужин приготовить салат из крабовых палочек и отбивную в томатно-апельсиновом соусе? А, может, нам заказать пиццу или еды из китайского ресторана?» Но, знаете, что меня бесит больше всего? Как-то был дождь, а мне безумно хотелось кофе. Бежать по лужам до ближайшего кафе возможным не оказалось из-за того, что мой сандаль расклеился от воды. Поэтому я заскочила в Макдак, переждать ливень. Честное слово, чуть не выплюнула собственные кишки, когда смотрела на этих толстенных дам, которые засовывали в свой огромный, раздутый обжорством рот десятый за последние три минуты бигмак, запивая все какаколой. Неужели нет чувства меры? Неужели их устраивают здоровенные жопы, которые тащатся вслед за их пятками? И потом такие дамочки пытаются говорить нам, что мы изводим свое тело, ходим полупрозрачные и страшные, как смерть, от голодухи? Уж простите, я лучше буду худой, как жердь, и шататься на ветру от недоедания, чем каждое утро засовывать свой жир в корсет или антицеллюлитные колготки с эффектом подтяжки.

    Так вот, поняв, что сейчас весь шоколадный сироп окажется на клавиатуре, если, конечно, по дороге к ней, не растечется до такой степени, что залепит мне всю трахею сахарно-целлофановой пленкой, и сдохнуть придется раньше, чем добежать до туалета, я проглотила горсть слабительного, доплелась до маминой постели (она уехала к своему мужчине, как обычно) и грохнулась под теплое одеяло в полуобморочном состоянии. Сил кричать брату не было, поэтому пришлось написать смс. Он принес мне голубой тазик на случай, если все-таки блевать, как бы я ни сдерживала естественные позывы организма, придется, и ушел по моей просьбе варить рис. Почему-то очень захотелось риса. Наверное, сказалось то, что за последнюю неделю я ела только по плитке шоколада в день и запивала очень крепким эспрессо Романо порцией роял (чуть больше двойного). Отрубилась не сразу, но конкретно. Когда проснулась, рис уже подгорел. А слабительное подействовало волшебно. Я его обожаю. Правда. Это лучше, чем засовывать два пальца в рот, как делают булимики, и обнимать толчок. Я их, булимиков, понимаю и полностью поддерживаю психологически. Но физически — нет. Я не настолько мазохистична (такого слова нет, я знаю, но лучше сюда просто не подобрать), чтобы драть ногтями свою же глотку, ощущая безмерную тяжесть в мозгу оттого, что только что съела месячную порцию макарон, зажевав все любимыми крекерами с желейной прослойкой. Лучше я напьюсь каких-нибудь таблеток с ферментальными веществами или выпью двойную порцию слабительных каплей, а потом на радость себе поголодаю пару-тройку дней.

    На часах одиннадцать утра. А со мной уже приключилось нечетно такое, что удается пережить не каждому в своей жизни. Настроение шикарное. Потому что выходной, потому что желудок пуст, и делать сегодня, как обычно, нечего. Разве только шататься по городу, забегая в кафе, пить Ристретто и читать книгу.

    Англия

    Наверное, надо рассказать, как я докатилась до такой сказочной жизни. Что ж, у меня есть две истории, которые, как любят говорить мои друзья, можно рассказать своим внукам.

    Первая очень скучная и такая, сопливая. В конце обязательно надо заплакать и попросить у соседа платок, чтобы высморкаться. Это про мою настоящую болезнь. Досталась мне от мамы по наследству. Я знала, что выбирать, перекачивая гены, пока формировала себя саму.

    Хотя доподлинно не установлено, наследственное ли заболевание, которое, по идеи, должно было меня чему-то научить. И научило. Любить и ценить жизнь. А еще издеваться над своим организмом. Но, если быть откровенной, я не признаю, что издеваюсь над ним. Я даровала ему немного другую жизнь. В более тонком теле. С меньшим содержанием жира между костями и кожей.

    А то, что у меня пропали месячные, должно быть просто последствия какой-нибудь межгалактической аварии. И такое бывает в нашей безумной жизни. При росте 171 не такой и маленький это вес. 47. Правда, я немного не поняла, почему доктор на медицинском осмотре для канадского посольства, округлила глаза и шепнула, что запишет в лист хотя бы 49.

    Как будто два килограмма что-то решают. И я до сих пор бешусь, когда слышу что-то про индекс массы тела. Какой-то зануда установил какие-то стандарты, и теперь все должны им придерживаться. По его словам, мне для полного счастья не хватает 18 кило.

    Так, а теперь простите меня, неумную такую, но я задам вопрос: в какое место мне надо запихать эти 18 кг, чтобы не быть жирной коровой, похожей на тех самых теток из Макдака? Ну, так вот, история моя в кратком содержании такова: у меня есть заболевание нервной системы. Это не значит, что я псих какой-то. Нет.

    Это значит, что у меня какая-то ерунда в каналах между нервами и мышцами. Иногда, например, я хочу поднять руку, а не могу. Потому что этот канал забит чем-то странным, и сигнал от мозга не проходит в мышцы, она не сокращается, и это мешает согнуть руку. Но это я в общих чертах описала. Рука у меня сгибается всегда. А вот язык — нет. Это форма заболевания.

    Простым русским языком — иногда мне сложно говорить. Вот и все. Я глотаю миллион таблеток ежедневно. Трижды лежала в реанимации на дыхательном аппарате. И примерно раз в полгода мне ставят волшебные капельницы с иммуноглобулином, который стоит, как крыло от самолета, но зато и помогает примерно так же, если использовать его по назначению.

    Я очень благодарна маме и папе, которые покупают мне эти лекарства. Родители у меня вообще замечательные. Иногда я думаю, что просто избалованна. А иногда — наоборот. Например, я умею содержать дом в идеальном порядке, и всегда помогаю маме на кухне. Учусь я отлично. В своей группе одна из лучших учениц. Если серьезно, то никогда об этом не задумывалась.

    Только сейчас и осознала. Не хочу, чтобы кто-то подумал, что я ботан в толстенных очках, который постоянно сидит в сторонке, уткнувшись в книгу. Я совсем не такая. Меня, скорее, можно назвать девочкой сорвиголова. Однажды я поехала в Египет на каникулы. Одна. И навеселилась на три года вперед. Думаю, так и получается. Хотя это другая история. И не должна иметь какое-то значение. По крайне мере, сейчас.

    Источник: https://www.litmir.me/br/?b=153752&p=1

    Ссылка на основную публикацию