Книги про декабристов список лучших

Как складывался графический образ декабристов после революции, почему в них видели прежде всего тюремных сидельцев и что можно понять, разглядывая обложки книг о них

Подготовила Ольга Эдельман

Внешний вид и оформление этих книг говорит о своем времени не меньше содержания. К сожалению, визуализация языка историко-революционной пропаганды, находившегося в процессе становления, была незаслуженно обойдена вниманием.

А ведь оформление, обложки, виньетки и заставки должны были нести свою смысловую нагрузку, формировать узнаваемый графический образ декабризма в частности и революционного прошлого вообще (поскольку зачастую речь шла о серийных изданиях или типовом издательском оформлении).

Поэтому, присмотревшись к обложкам и титульным листам, можно узнать, как подавался в послереволюционные годы образ декабриста, на чем делались акценты, а чего, наоборот, избегали.

Визуальная атрибутика историко-революционных изданий служит своего рода зеркалом, отражающим поиски революционной властью собственной идентичности и основ легитимности.

Книги про декабристов список лучшихКниги про декабристов список лучших

1 / 2

Титульный лист очерка Дмитрия Мережковского «Первенцы свободы». 1917 год

2 / 2

Титульный лист альманаха Александра Герцена и Николая Огарева «Полярная звезда». 1855 год© Wikimedia Commons

В 1917 году очерк Дмитрия Мережковского «Первенцы свободы» вышел на хоро­шей бумаге, в строгом оформлении.

Титульный лист украшала знамени­тая гравюра с профилями пяти казненных декабристов, которая еще в 1855 году была на обложке альманаха Герцена и Огарева «Полярная звезда».

Решение беспроигрышное, к которому часто прибегали и позже: это заявка одновре­менно на преемственность не только декабристской, но и герценовской традиции, но в то же время ход стилистически довольно нейтральный.

В последующие годы наблюдается не только содержательная, но и графическая сумятица.

Изданный (точнее, переизданный) в 1919 году Государственным издательством (так указано на титуле, на обложке — «издание Петроградского cовета рабочих и красноармейских депутатов») в серии «Историко-революци­онная библиотека» очерк Николая Павлова-Сильванского «Павел Иванович Пестель» украшен гравюрой в стиле ренессансной аллегории с руинами.

Обложка явно перегружена и должна символизировать крушение царских тюрем (однако перспектива светлого будущего обозначена совершенно целой Петропавловской крепостью) и всего старого мира (на это намекает коринфская колонна, с тюремной атрибутикой не связанная).

Книги про декабристов список лучшихКниги про декабристов список лучших

Еще одна характерная деталь: и на обложке, и на титуле под именем Пестеля в скобочках поставлен крестик и указана дата смерти — 13 июля 1826 года. Видимо, намек на казнь героя книги должен привлечь к нему дополнительное внимание читателя.

Выпущенные в том же, 1919 году московским издательством «Альциона» воспоминания Николая Бестужева о Кондратии Рылееве оформлены в лучших традициях изящных изданий начала XX века.

Хорошая бумага, обложка с четкой легкой графикой, внятными, но причудливо изогнутыми шрифтами, с небольшой виньеткой, представляющей профиль Рылеева, заключенный в лавровый венок с немного манерным бантом.

Стилистически это ар-нуво, цитирующее классицизм.

Книги про декабристов список лучшихКниги про декабристов список лучшихКниги про декабристов список лучших

Набранное в два цвета, слово «Рылеев» дано крупным красным шрифтом, остальное — черным. Так мог бы выглядеть сборник стихов поэта-декадента. На шмуцтитуле  Шмуцтитул — специальная страница, предваряющая раздел книги. Как правило, содержит краткое название этой части или главы, эпиграф и т. д.

находится виньетка с полуобнаженной женской фигурой, красноречиво свидетельствующая о меняющихся на ходу ориентирах и не поспевающей за ними изобразительной графике. На титульном листе — еще одна виньетка.

Фигура условно античного аллегорического вида в разве­вающихся одеждах, с сияющим медальоном на груди, распростертыми крылами и язычком пламени над головой взмахивает огненным мечом, попирая ногой горящий факел. За ее спиной нечто вроде алтаря с кубком и дароносицей, круглый щит, связка стрел и еще что-то невнятное, в левой руке — щит с крестом.

Все элементы композиции вполне прочитываются на языке старинных аллегорий (в том числе использовавшихся масонами), обозначая нечто вроде торжества света истинной веры над ложной мудростью, но совершенно непонятно, как все это соотносится с советским историко-революционным изданием.

Книги про декабристов список лучших © gornitsa.ru

Та же самая аллегорическая фигура появится в 1926 году на обложке выпущенного издательством «Былое» юбилейного сборника статей (составители Юлиан Оксман и Павел Щеголев), но с характерными изменениями: вместо алтаря теперь за ее спиной объятая пожаром Триумфальная арка, под ногами — императорская корона, но главное — исчезли крылья, медальон и крест со щита. Теперь это, видимо, Свобода, низринувшая самодержавие.

Книги про декабристов список лучших © chitaem-knigi.livejournal.com

Напечатанная Ленгизом в 1926 году книга Бориса Модзалевского «Роман декабриста Каховского» оформлена в лучших традициях начала века: изящный шрифт, легкая рамка из переплетающихся ветвей, цветочные розетки по углам.

В центре — виньетка с сердцем, пронзенным стрелой, в овале из ветвей (книга ведь про несчастную любовь). На титульном листе, как и в книге про Пестеля, добавлен подзаголовок: «Роман декабриста Каховского, казненного 13 июля 1826 года».

Снова подразумевается, что роман неказненного декабриста был бы читателю менее интересен.

Книги про декабристов список лучших

Забавная и довольно цельная стилистическая модификация — на обложке книги Павла Щеголева «Декабристы» (Госиздат, 1926).

Набранная в два цвета — черный и светло-коричневый, обложка довольно изящно скомпонована: заглавие вписано в полукруг, рамка перевита черными терниями, а виньетка представляет собой три пересекающихся круга, образованных кандальными цепями. Для тюремной атрибутики все это выглядит излишне эстетски.

Довольно много книг, где обложка, титульный лист, издательская марка находятся между собой в любопытном стилевом противоречии.

Например, изданный Обществом политкаторжан сборник статей «Декабристы и их время» (1928) имеет элегантную и строгую, как и подобает научному изданию, обложку, стилизованную под ампир, набранную синим и черным, с простыми легкими рамками, геометрическими медальонами по углам и виньеткой в виде дубовой ветки.

На шмуцтитуле обнаруживается знак издательства Общества политкаторжан и ссыльнопоселенцев, гораздо более брутально гравированный, никак не ампирный и состоящий из названия издательства, обрамленного овалом из кандалов на фоне зарешеченного окна, сквозь которое льются лучи света.

Сходным образом выглядят «Записки» княгини Марии Волконской, изданные Павлом Щеголевым в Госиздате в 1924 году. На обложке — несколько избыточная орнаментальная рамка в стиле эклектики, по центру — лавровый венок с развевающимися лентами. На шмуцтитуле же помещен знак Госиздата, выполненный в стиле геометрического авангарда, с серпом, молотом и шестерней.

Итак, тюремная атрибутика, орнаментика более-менее в стиле эпохи, не самые удачные аллегорические виньетки.

Но где же графический образ декабристов? Когда в 20-е годы хотели изобразить что-то указывающее на них более конкретно, то, помимо гравюры с пятью профилями или портрета декабриста (если книга была биографией), на обложку помещали картинку, изображающую восстание.

При этом в оформлении изданий этого времени не встречаются образы, заполонившие декабристскую литературу полвека спустя, к следующему юбилею. Никаких киверов и сломанных шпаг — офицерской атрибутики в 1920-е тщательно избегали. Никаких зажженных свечей, перьев, раскрытых книг: как мыслители декабристы в массовых пропагандистских изданиях тогда не были востребованы.

Какой образ декабриста создает книжная продукция, массово выходившая к столетнему юбилею восстания? Кандалы, решетки, вынесенное в подзаго­ловок «казнен 13 июля 1826 года».

Право декабристов на память потомков зачастую обосновывалось в первую очередь их страданиями. Кроме того, в заглавиях книг достаточно часто фигурируют слова «заговор», «бунт», «восстание».

Таким образом, для 1920-х годов главным в декабристах было то, что они — бунтовщики, мятежники, казненные и сосланные на каторгу.

Не будем забывать, что после Февраля 1917 года из ссылок и с каторги вернулась масса бывших революционеров всех мастей, активно создававших вокруг себя ореол мучеников, имеющих право в будущем на благодарную память потомков, а пока — на почтение современников и дополнительный паек.

Их объединяло Общество бывших политкаторжан и ссыльнопоселенцев, весьма активно действовавшее до его роспуска в 1935 году. В него входили не только большевики — было также много эсеров, меньшевиков, вышедших из тюрем народовольцев (Вера Фигнер, Николай Морозов, Михаил Фроленко), то есть представителей партий, которые большевики считали соперниками и врагами.

Все они считали декабристов своими предшественниками и исполь­зовали их для легитимации своих притязаний на статус героев-мучеников.

Позднее, в 1930-е годы, после утверждения сталинского режима, который те же бывшие революционеры (включая оставшихся за бортом старых большевиков) прозвали термидором, уже не наблюдалось столь назойливого определения декабристов прежде всего как тюремных сидельцев.  

Источник: https://arzamas.academy/materials/922

Коллекции фонда редких книг и рукописей

Заметный след в истории Иркутска оставили декабристы. С самого начала ссылки участников декабрьских событий на Сенатской площади в Сибирь, Иркутск выполнял роль своеобразного распределительного пункта, через который «государственные преступники» следовали на каторжные работы.

Позднее ряд декабристов получили разрешение проживать в Иркутске на поселении. Среди них были С. Г. Волконский, С. П. Трубецкой, П. А. Муханов, В. А. Бечаснов и др.

Проживавшие в Иркутске декабристы принимали активное участие в общественной и культурной жизни города, дома Волконских и Трубецких стали важными центрами общения городской интеллигенции.

Книги в жизни декабристов, особенно во время их сибирского заточения, играли исключительную роль. Многим из декабристов пересылали их библиотеки, некоторые из них насчитывали несколько десятков тысяч томов. Много книг приобреталось и выписывалось.

Книги про декабристов список лучшихМихаил Сергеевич Лунин (1787–1845), Происходил из богатой дворянской семьи, на 14 декабря 1825 г. имел чин подполковника лейб-гвардии. Состоял в «Северном обществе», участвовал в восстании декабристов. По приговору суда лишен чинов и дворянства, отбывал наказание в крепости – 20 лет каторги; с декабря 1835 г. на поселении. Затем вновь арестован и отправлен в Акатуй, где и умер.
Книги про декабристов список лучшихСамое большое книжное собрание из библиотек декабристов в фонде редких книг и рукописей – около 140 книг – принадлежало М. С. Лунину. Состав коллекции разнообразен: это и Своды законов Российской империи, большое количество словарей и грамматик латинских, греческих, немецких, французских, английских, произведения древних историков, религиозно-философские сочинения XVII-XVIII вв. После смерти декабриста, книги были переданы библиотеке Иркутской духовной семинарии, а затем в 1920 г. – Иркутскому университету.
Книги про декабристов список лучшихНа книгах имеется автограф «Из книг Михайло Сергеевича Лунина …» с указанием места и года их получения.
Книги про декабристов список лучшихЗначимая часть коллекции – «Acta Sanctorum» – знаменитое издание болландистов XVII–XVIII вв. «Этот труд – драгоценный источник исторических сведений, относящихся к средним векам», — писал М. С. Лунин. Монументальное издание XVIII в. выходило в течение 200 лет. Всего вышло 60 томов и 61-й том оглавлений. За период с 1643 по 1794 гг. были изданы 53 тома, из которых 51 том хранится в фонде Научной библиотеки. 8 томов, изданных в 1845-1875 гг., в коллекции отсутствуют. Книги большого формата, в одинаковых переплетах из досок, обтянутых кожей. На переплетах сохранились следы кожаных застежек. Почти во всех книгах есть фронтисписы с великолепными гравюрами на которых помещены гравированные портреты титулованных особ, субсидировавших издание того или иного тома.
Среди книг М. С. Лунина в библиотеке сохранилось второе издание всемирно известной книги Клода Флери «Historia Ecclesiastica» (84 тома). Оно выходило в течение тридцати лет – с 1768 по 1798 гг. – на латинском языке. В книгах разными авторами прослеживается изучение Библии, начиная с первых веков нашей эры вплоть до 1768 г.
Книги про декабристов список лучшихВ составе коллекции – сочинение голландского просветителя XVII в., богослова, историка и юриста Гуго Гроция «De Veritate Religionis Christianae» (Лейпциг, 1726 г.) на латинском языке. Рукописный экслибрис «Из книг Михайло Сергеевича Лунина, Петровск, 1833» свидетельствует о том, что книга была получена декабристом во время пребывания его в Петровском заводе. Она помечена дозволительной надписью коменданта «видал Лепарский».
Книги про декабристов список лучшихСергей Петрович Трубецкой (1790–1860), Князь, декабрист, один из организаторов «Союза спасения», «Союза благоденствия» и «Северного общества», полковник . Участник Отечественной войны 1812 г. и заграничных походов 1813–1814 гг.. Избран диктатором восстания, но на Сенатскую площадь 14 декабря 1825 г. не явился. Приговорён к вечной каторге. С 1826 г. на Нерчинских рудниках, в 1839–1856 гг. – на поселении в Иркутской губернии.
Книги про декабристов список лучшихСобрание книг С. П. Трубецкого в фонде редких книг и рукописей библиотеки насчитывает 35 книг на французском языке XVIII-начала XIX вв. по истории Франции, всеобщей истории, художественные произведения. Книги небольшого формата, в изящных переплетах, некоторые с золотым обрезом.
Книги про декабристов список лучшихПокидая в 1856 г. Иркутск, С. П. Трубецкой подарил небольшое собрание Девичьему институту Восточной Сибири, откуда они попали в Научную библиотеку ИГУ.
Книги про декабристов список лучшихДвадцать три книги из коллекции украшены гравированным экслибрисом. На нем изображен герб графов Лавалей, родителей Екатерины Ивановны Трубецкой. Под гербом на ленте латинский девиз, который переводится: «Ничего не потеряет тот, кто послужит славе».
На одной из книг собрания есть надпись, сделанная крупным детским почерком сына декабриста: «Иван Трубецкой». Ряд книг украшен гравированным экслибрисом.
В составе коллекции – перевод «Буколик» Вергилия, поэмы Томсона «Времена года», сочинения С. Геснера, «Похождения Телемака» Ф. Фенелона, сочинения Жанлис, шесть томиков поэм Жака Делиля.
В фонде библиотеки имеются также единичные экземпляры из библиотек декабристов В. Раевского, С. Г. Волконского, А. О. Карниловича.
Читайте также:  Лучшие книги про бег список лучших
  1. Куликаускене Н. В. Книги декабристов в редком фонде библиотеки Иркутского университета / Н. В. Куликаускене // Сибирь и декабристы. – Иркутск, 1978. – Вып. 1. – С. 199–209.
  2. Манассеин В. С. Библиотека декабриста М. С. Лунина / В. С. Манассеин. – М. : Тип. Гос. центр. Кн. палаты, 1931. – 19 с.
  3. Манассеин В. С. Книжные собрания г. Иркутска в XVIII и первой половине XIX столетия / В. С. Манассеин // Из истории книги, библиотечного дела и библиографии в Сибири. – Новосибирск, 1969. – С. 114–145.

Источник: http://library.isu.ru/ru/collections/rarity/decabristy.html

Повесть о декабристах. Библиографический список литературы

Подвиг декабристов навсегда впечатался в историю Сибири и будет жить в умах      и сердцах многих поколений людей. 124 участника декабрьского восстания, которое произошло в 1825 году на Сенатской площади, были сосланы на разные сроки в Сибирь на каторжные работы или бессрочное поселение.

Из числа сосланных 113 человек принадлежали к дворянскому сословию.

Иркутск – один из сибирских городов, которому «посчастливилось» в 1826 году принять первых каторжно-ссыльных князей Волконского и Трубецкого, барона Розена, генерала Фонвизина  и других  ссыльных дворянских революционеров, а также одиннадцать отважных женщин — жен декабристов, последовавших за своими мужьями.

Тогда, спустя почти два века, для Иркутска открылась новая страница в истории города.  Она вместила в себя необыкновенные судьбы, ставшие легендой.

Декабристы, отбывавшие 30-летнюю ссылку, оставили глубокий неизгладимый след  в истории культурно-просветительской деятельности Иркутска и во многих других областях жизни сурового сибирского края.

И эта повесть, сложившаяся из многих страниц о жизненном подвиге декабристов, их помыслах, стремлениях  и их посмертной судьбе, продолжается. Благодарные потомки бережно хранят память о «первенцах свободы». Создано и создается великое множество научных и литературных произведений, картин, связанных с именами декабристов, открыты мемориальные исторические комплексы, музеи в местах их давнего пребывания. И наше поколение может прикоснуться к книгам, принадлежавшим когда-то узникам, шкатулкам Марии Волконской, Екатерины Трубецкой, «вспоминая о страданиях и подвигах тех, кто касался их когда-то своими руками…». 

Данный библиографический список «Повесть о декабристах» представляет книги, хранящиеся в фондах отдела краеведческой литературы и библиографии (ОКЛиБ) Центральной городской библиотеки города Иркутска, — книги, в которых представлены жизнеописания декабристов, научные и литературные труды, а также документы, воспоминания, письма, записки…  Расположение материала  в списке алфавитное.

Азадовский, М.К. Страницы истории декабризма. Кн. 1 / М.К. Азадовский. – Иркутск: Вост.-Сиб. кн. изд-во, 1991. – 496 с.

Алексеев, С.П.  Декабристы / С.П. Алексеев. — М.: Просвещение, 2010. — 159 с.: ил. — (Твой кругозор).

Басаргин, Н.В. Воспоминания, рассказы, статьи / Н.В. Басаргин; изд. подгот. И.В. Порох. — Иркутск: Вост.-Сиб. кн. изд-во, 1988. — 544 с.: ил. — (Полярная звезда).

Бестужев, Н.А. Сочинения и письма / Н.А. Бестужев; изд. подгот. С.Ф. Коваль; отв. ред. В.П. Шахеров; гл. ред.  В.А. Фёдоров. — Иркутск: Мемориальный музей декабристов, 2003. — 752 с.: ил. — (Полярная звезда).

Бриген, А.Ф. Письма. Исторические сочинения / А.Ф. Бриген; изд. подгот. О.С. Тальская. — Иркутск: Вост.-Сиб. кн. изд-во, 1986. — 576 с.: ил. — (Полярная звезда).

В потомках ваше племя оживет: воспоминания современников о декабристах / сост. С.Ф. Коваль. – Иркутск: Вост.-Сиб. кн. изд-во, 1986 с.: ил.

Волконская, М.Н. Записки М.Н. Волконской / М.Н. Волконская; предисл. М. Сергеева; примеч. Б.Г. Кокошко. – М.: «Молодая гвардия», 1977. – 96 с.: ил. – (Компас).

Волконский С. Воспоминания: О декабристах. Разговоры / С. Волконский. – М.: Искусство, 1994. – 288 с.

В сердцах Отечества сынов / сост., ред. С.Ф. Коваль. — Иркутск: Вост.-Сиб. кн. изд-во, 1975. — 326 с. : ил. — (Декабристы в Сибири: т. 3).

Гессен, А.И. Во глубине сибирских руд… Документальная повесть / А.И. Гессен; оформ. Е. Когана. – М.: «Дет. лит.», 1976. — 135 с.: ил. – (Школьная б-ка).

Гусев, В.И. Легенда о синем гусаре: Повесть о Михаиле Лунине / В.И. Гусев. – М.: Политиздат, 1976 – 389 с.

Даревская, Е.М.  Декабристы в Сибири и соседние страны Востока — Китай, Монголия: научно-популярный очерк / Е.М. Даревская. — Иркутск: Изд-во Иркутского музея декабристов, 2007. — 117 с.

Декабристы: биогр. справ. / С.В. Мироненко; ред. М.В. Нечкина. – М.: «Наука», 1988. – С. 42-43.

Декабристы в Иркутске: [Электронный ресурс] / В. Алтухов; ведущий актёр А. Чернышёв. — Иркутск: Видеокомпас, 2010. — (DVD-ROM).

Декабристы и петрашевцы в Иркутске // Кудрявцев, Ф. Иркутск: Очерки по истории города / Ф. Кудрявцев, Г. Вендрих. – Иркутск: Вост.-Сиб. кн. изд-во, 1971. — С. 85-95.

Декабристы и Сибирь / авт.-сост. М.Д. Сергеев, Н.Н. Гончарова, А.Ф. Серебряков. – М.: «Советская Россия», 1988. – 262 с.

Декабристы о природе Сибири: сборник материалов конференции «Роль декабристов в изучении природы края». 24 декабря 1998 г. / сост. Г.Е.  Лобанова. — Иркутск: Изд-во ИрГТУ, 2001. — 107 с.: ил.

Дулов, А.В. Памятники и памятные места, связанные с пребыванием декабристов в Иркутске / А.В. Дулов, Е.А. Ячменев // Памятники истории и культуры Иркутска / сост. А.В. Дулов. – Иркутск: Вост.-Сиб. кн. изд-во, 1993. – С. 141-165.

Дум высокое стремленье / сост. С. Коваль. – Иркутск: Вост.-Сиб. кн. изд-во, 1975. – 336 с.

Загорулько, В. И. Этюды о декабристах: сб. очерков / В. И. Загорулько. — СПб: Наука, 2002. — 199 с.: ил.

И дум высокое стремленье… / сост. Н.А. Арзуманова. – М.: Советская Россия, 1980. – 398 с.

Иркутск и декабристы: путеводитель / сост.: О.А. Акулич, Е.А. Добрынина, И.А. Гобунова. — Иркутск: Время странствий, 2009. — 52 с.

Караш, Н.Ф.           Князь Сергей Волконский: История жизни декабриста  / Н.Ф. Караш. — Иркутск: Мемориальный музей декабристов, 2006. — 364 с.: ил.

Коваль, С. Декабрист В.Ф. Раевский / С. Коваль; отв. ред. Ф.А. Кудрявцев. – Иркутск: Иркутское областное государственное издательство, 1951. – 132 с.

Козлов, И.И. В гостях у декабристов / И.И. Козлов. – Иркутск: Вост.-Сиб. кн. изд-во, 1975. — 125 с.

Кодан, С.В. Сибирская ссылка декабристов: историко-юридическое исследование / С.В. Кодан; науч. ред. В.А. Дьяков, Е.А. Скрипилев. – Иркутск: Изд-во Иркут. ун-та, 1983. – 284 с.

Лорер, Н.И. Записки декабриста / Н.И. Лорер; изд. 2-е, подгот. М.В. Нечкина. — Иркутск: Вост.-Сиб. кн. изд-во, 1984. — 416 с.: ил.

Лунин, М.С. Сочинения и письма, документы / М.С. Лунин; изд. подгот. Л.А. Желвакова, Н.Я. Эйдельман. — Иркутск: Вост.-Сиб. кн. изд-во, 1988. — 576 с.: ил. — (Полярная звезда).

Мейлах, Б.С.  Декабристы и Пушкин: страницы героико-трагической истории / Б.С. Мейлах. — Иркутск: Вост.-Сиб. кн. изд-во, 1987. — 367 с. : ил.

Мемуары декабристов: сб. / сост., вступ. ст., коммент. А.С.  Немзера. — М.: Правда, 1988. — 576 с.: ил.

Меч и лира: Литературное наследие декабристов: антология / сост., предисл., коммент. В. Орлова. — М.: Детская литература, 1976. — 368 с.: ил.

Муравьёв, А.М. Записки и письма / А.М. Муравьёв; изд. подгот. Г.Г. Лисицина, Э.Н. Филиппова. — Иркутск: Вост.-Сиб. кн. изд-во, 1999. – 416 с.: ил. — (Полярная звезда).

Муравьёв, А.Н. Сочинения и письма / А.Н. Муравьёв; изд. подгот. Ю.И. Герасимова, С.В. Думин. — Иркутск: Вост.-Сиб. кн. изд-во, 1986. – 448 с.: ил. — (Полярная звезда).

Муравьёв, Н.М. Сочинения и письма. Т. 1. Письма (1813-1826) / Н.М. Муравьёв; изд. подгот. Э.А. Павлюченко; отв. ред. С.В.  Житомирская. — Иркутск: Мемориальный музей декабристов, 2001. — 432 с.: ил. — (Полярная звезда).

Муханов, П.А. Сочинения и письма / П.А. Муханов; изд. подгот. Г.В. Чагин. — Иркутск: Вост.-Сиб. кн. изд-во, 1991. — 496 с.: ил. — (Полярная звезда).

Назимов, М.А.  Письма, статьи / М.А. Назимов; изд. подгот. О.В. Попов. – Иркутск: Вост.-Сиб. кн. изд-во, 1985. – 240 с.: ил. – (Полярная звезда).

Нечкина, М. В.  Декабристы / М. В. Нечкина. — 2-е изд., испр. и доп. — М.: Наука, 1982. — 183 с. — (Страницы истории нашей Родины).

Нечкина, М.В. О нас в истории страницы напишут… Из истории декабристов / М.В. Нечкина. – Иркутск: Вост.-Сиб. кн. изд-во, 1982. – 352 с.

[О первых русских революционерах-декабристах] // Гольдфарб, С. Иркутск, Иркутск…: Истории старого города / С. Гольдфарб. — Иркутск: Агентство «Комсомольская правда – Байкал», 2007. – С. 169-182: ил.

Павлюченко, Э.А. В добровольном изгнании: о женах и сестрах декабристов / Э.А. Павлюченко. – 4-е изд., испр., доп. – М.: Наука, 160 с.: ил. – (Страницы истории нашей Родины).

Перцева, Т.А.  По местам декабристов в Иркутске: к 180-летию прибытия декабристов в Сибирь и 150-летию амнистии декабристов / Т.А. Перцева; лит. ред. А.В. Глюк. — Иркутск: Мемориальный музей декабристов, 2006. — 50 с.: фото, цв. ил. — (Декабристское кольцо Сибири).

Площадь декабристов // Килессо, Г.Т. По следам иркутской легенды / Г.Т. Килессо, ред. А.С. Лысенко. – Иркутск: Вост.-Сиб. кн. изд-во, 1976. – 29-35.

«По долгу и любви…»:  Жёны декабристов: [Электронный ресурс] / З.А. Белоусова [и др.]. — Иркутск: ИОГУНБ им. И. И. Молчанова-Сибирского, 2008. — (DVD-ROM).

Поджио, А.В. Записки, письма / А. В. Поджио; изд. подгот. Н.П. Матханова; отв. ред. С.В. Житомирская. — Иркутск: Вост.-Сиб. кн. изд-во, 1989. — 592 с.: ил. – (Полярная звезда).

Политическая ссылка и ее влияние на общественную жизнь // Зверев, В.А. История Сибири. Ч. II. Сибирь в составе Российской империи: учеб. пособие для 8 кл. общеобразоват. учреждений / В.А. Зверев и др. – Новосибирск: ИНФОЛИО, 2006. – С. 300-314.

Путешествие по Восточной Сибири Леопольда Немировского: рисунки, литографии, акварели. — Иркутск: Издание ООО «Артиздат», 2010. — 148 с.: ил. 
 

Раевский, В.Ф. Материалы о жизни и революционной деятельности. Т. 1. Документы о революционной деятельности и судебном процессе / В.Ф. Раевский; изд. подгот. А.А. Брегман, Е.П. Федосеева. – Иркутск: Вост.-Сиб. кн. изд-во, 1980. – 416 с.: ил.

Раевский, В.Ф. Материалы о жизни и революционной деятельности. Т. 2. Материалы судебного процесса и документы о жизни и деятельности в Сибири / В.Ф. Раевский; изд. подгот. А.А. Брегман, Е.П. Федосеева. – Иркутск: Вост.-Сиб. кн. изд-во, 1983. – 544 с.: ил.

Читайте также:  Книги про бродяг и беспризорников список лучших

Розен, А.Е. Записки декабриста / А.Е. Розен; изд. подгот. Г.А. Невелев. — Иркутск: Вост.-Сиб. кн. изд-во, 1984. — (Полярная звезда).

Сафонов, М.М. Неизвестный Лунин: Потаенные планы декабристов в Сибири / М.М. Сафонов; ред. А.В. Глюк. — Иркутск: Вост.-Сиб. кн. изд-во, 1993. – 206 с.

Свистунов, П.Н.  Сочинения и письма. Т. 1. Сочинения и письма (1825-1840) / П.Н. Свистунов; изд. подгот. В. А. Фёдоров. — Иркутск: Мемориальный музей декабристов, 2002. — 416 с.: ил. — (Полярная звезда).

Сергеев, М.Д. Несчастью верная сестра / М.Д. Сергеев. – Иркутск: Вост.-Сиб. кн. изд-во, 1978. – 352 с.

Своей судьбой гордимся мы / сост. М. Сергеев. – Иркутск: Вост.-Сиб. кн. изд-во, 1973. – 344 с.

Сергеев, М.Д. Подвиг любви бескорыстной: Рассказы о женах декабристов / М.Д. Сергеев. – М.: «Мололдая гвардия», 1975. – 208 с.: ил.

Сибирь и декабристы. Вып. 1: сб. / редкол.: М.В. Нечкина, В.А. Дьяков и др.; отв. ред. Б.С. Мейлах. – Иркутск: Вост.-Сиб. кн. изд-во, 1978. – 288 с.: ил.

Сибирь и декабристы. Вып. 2: сб. / редкол.: М.В. Нечкина, В.А. Дьяков и др.; отв. ред. Б.С. Мейлах. — Иркутск: Вост.-Сиб. кн. изд-во, 1981. – 224 с.: ил.

Сибирь и декабристы. Вып. 3: сб. / редкол.: М.В. Нечкина, В.А. Дьяков и др.; отв. ред. Б.С. Мейлах. — Иркутск: Вост.-Сиб. кн. изд-во, 1983. – 272 с.: ил.

Сибирь и декабристы. Вып. 4: сб. / редкол.: М.В. Нечкина, В.А. Дьяков и др.; отв. ред. Б.С. Мейлах. — Иркутск: Вост.-Сиб. кн. изд-во, 1983. – 272 с.: ил.

Сибирь и декабристы. Вып. 6: сб. / редкол.: Н.П. Матханова, Л.Я. Подольская; сост. и отв. ред. Т.А. Перцева. — Иркутск: Иркут. музей декабристов, 2009. – 344 с.: ил.

Трубецкой, С.П. Материалы о жизни и революционной деятельности. Т. 1. Идеологические документы, воспоминания, письма, заметки / С.П. Трубецкой; изд. подгот. В.П. Павлова. – Иркутск: Вост.-Сиб. кн. изд-во, 1983. – 416 с.: ил. – (Полярная звезда).

Трубецкой, С.П. Материалы о жизни и революционной деятельности. Т. 2. Письма. Дневник 1857-1858 гг. / С.П. Трубецкой; изд. подгот. В.П. Павлова. – Иркутск: Вост.-Сиб. кн. изд-во, 1987. – 608 с.: ил. – (Полярная звезда).

Фонвизин, М.А. Сочинения и письма. Т. 1. Дневник и письма / М.А. Фонвизин; изд. подгот. С.В. Житомирская, С.В. Мироненко. — Иркутск: Вост.-Сиб. кн. изд-во, 1979. — 480 с.

Фонвизин, М.А. Сочинения и письма. Т. 2. Сочинения / М.А. Фонвизин; изд. подгот. С.В. Житомирская, С.В. Мироненко. — Иркутск: Вост.-Сиб. кн. изд-во, 1982. — 432 с.: ил.

Шаманов, Ю.К. П.А. Муханов: литературная деятельность декабриста: в 2 ч. – Братск: МП «Братская городская типография», 1998. – Ч. 1: П.А. Муханов / Ю.К. Шаманов, Е.Ю. Козырева. — 162 с.; Ч. 2: П.А. Муханов / Ю.К. Шаманов, Е.Ю. Козырева. — 164 с.

Штейнгель, В.И. Сочинения и письма. Т. 1. Записки и письма / В.И. Штейнгель; изд. подгот. Н.В. Зейфман, В.П. Шахеров. – Иркутск: Вост.-Сиб. кн. изд-во, 1985. – 608 с.: ил. – (Полярная звезда).

Эйдельман, Н. Я. Лунин / Н. Я. Эйдельман. — М.: «Молодая гвардия», 1970. – 352 с. – (Жизнь замечательных людей).

Эйдельман, Н. Я. Первый декабрист: повесть о необыкновенной жизни и посмертной судьбе Владимира Раевского / Н. Я. Эйдельман. — М.: Вагриус, 2005. — 400 с.

Эйдельман, Н. Я. Пушкин и декабристы / Н. Я. Эйдельман. — М.: Вагриус, 2005. — 478 с.

Составитель  О. А. Федотова

Источник: http://lib.omsk.ru/ip/vbo/node/42

Книжки про декабристов и не только. Еще одно обновление на странице

?

Categories:

  • история
  • литература
  • Cancel

Итак, категорическая реклама двух книжек.Первая, про декабристов — С.М. Волконский, «О декабристах», вот она:

http://www.ngebooks.com/book_9056_chapter_1_O_dekabristakh.html

http://www.gramotey.com/?open_file=1269049799Автор — Серей Михайлович, сын Миши Волконского, внук Сергея Григорьевича. Текст написан в 1921 г. У меня до нее долго руки не доходили — ну, думаю, что он там мог написать? какие-нибудь серебреновечные рассуждения о декабристах?Открыла — и прочла залпом. Небольшая книжка — условно ее можно назвать биографией дела, Сергея Григорьевича — на основе семейного архива. И история самого архива — в книге очень много боли (1921 г, а то ж) по утраченному — по пропавшим и реквизированным письмам, записям и заметкам, по сгоревшим и разграбленным семейным гнездам, по утраченным реликвиям. И он старательно вспоминает — описывает пропавшие рисунки, воспроизводит пропавшие записки, рассказывает семейные предания. Там очень интересные описания переписки — с почерками, с характеристикой французского языка (и это дико любопытно — мы-то очень редко настолько знаем язык, чтобы уловить чем стилистика «русской» французской переписки отличается от живого языка — а он это слышит и рассказывает об этом), там куча драгоценных подробностей — о том, что у него было и что кануло (вероятно навсегда, хотя кто знает, в каком архиве что еще может всплыть).Рассуждения там, впрочем, тоже есть — длинный яростный пассаж о том, что нет, декабристы за происходящее сейчас в стране никакой ответственности не несут — они хотели не этого, они были люди культурные, религиозные и благородные, и даже как-то Герцена с Огаревым поддерживали очень условно, а уж нигилистов — тем более, а к большевикам вообще никакого отношения не имеют!И это тоже внезапно актуально и злободневно. Но круче всего там все равно не это — а драгоценные подробности: как он ездил в Каменку в 15 году и на месте старого дома уже рос яблоневый сад, что у него сохранилось несколько, хоть и совсем детских воспоминаний о дедушке, что у него хранился его георгиевский крест (и неизвестно куда пропал), что среди реликвий были листочки с могилы Вергилия, которые в Петровский завод из Италии Волконским присылали родичи, как он виделся с дочерью Юшневского… В общем внезапно это хорошая годная информативная книга.Это были люди, которые ничего не хотели для себя, — все для других Это были люди, в которых не было ни малейшей корысти, — одна только жертва. Вот почему вспоминать о декабристах благотворно.(с)

Вторая книга, которую я читаю уже второй год (и вот внезапно наконец дочла полностью) — это том «Воспоминания из Сибири: мемуары, очерки, дневниковые записи польских политических ссыльных в Восточную Сибирь первой половины XIX столетия». В переводах, под редакцией, с предисловиями и примечаниями Б. С. Шостаковича. С текстами поляков о Сибирской ссылки.

http://rutracker.org/forum/viewtopic.php?t=3279646О двух текстах я уже писала — это воспоминания Мигурского и воспоминания Ручиньского:

http://lubelia.livejournal.com/772485.html#comments

http://lubelia.livejournal.com/793079.html#commentsТретий текст, также оказавшийся невероятно информативным, выкладываю вот тут:

http://kemenkiri.narod.ru/gaaz/sabinsk.htm

(ровно потому что он во многом о декабристах. В частности — о семействе Волконских, так что можно читать параллельно с книжкой Сергея Михайловича.И четвертый кусок текстов там тоже очень интересен и информативен.Собственно, хотелось бы выразить огромную благодарность автору публикаций — все четыре текста по-русски публикуются впервые (кроме кусочков из Ручиньского, в которых речь идет о декабристах — их автор публиковал отдельно). Но не только за это. В каком-то смысл эта книга и примечания к ней изрядно сдвинули мне точку сборки и поменяли представления об истории сибирской ссылки вообще. Потому что в центре нашего внимания в основном декабристы — ну и дальше представители русского освободительного движения — от петрашевцев до большевиков.И именно эта книга внезапно открыла глаза на очевидный факт — Господи, сколько же там поляков! Причем еще до восстания 63 года, когда они туда уже тысячами ссылались — нет, после тридцатых годов, все сороковые. И какие там истории! Подвиг жен декабристов — да, подвиг, но блин — сколько полячек поехало за своими, а мы про это вообще ничего не знаем! История «казни» петрашевцев — а нет, Николай это и раньше практиковал, словно снова и снова переигрывал ту казнь, с которой началось его царствование. Пятеро поляков в 1839 году- приговорены к повешению, и помилованы с петлями на шее — казнь заменена каторгой. Мы читаем детективные истории о том, как декабристы разрабатывали планы побега из Читы, и одновременно Сухинов пытался поднять уголовников и бежать. А вот история ксендза Яна Сероцинского, который чуть не устроил массовый побег из Оренбурга, был приговорен к расстрелу, но поскольку «смертной казни у нас, слава Богу, нет» — расстрел ему заменили шестью тысячами шпицрутенов в результате которых он умирал еще сутки. Сколько их там — и их истории не менее страшны, чем более-менее известные нам истории декабристов и околодекабристов. И еще внезапно пришло понимание, что ведь эти польские архивы — они ж наверняка хранят в себе еще кучу информации и о декабристах тоже — вот перед нами три мемуара и несколько очерков — и декабристы там в каждом, хоть по чуть-чуть, но есть, а сколько еще не опубликовано — ни по-русски, ни по-польски даже, какой это огромный пласт всего-то — и совершенно выпадающий из внимания!

В общем я горячо рекомендую книгу.

Источник: https://lubelia.livejournal.com/907779.html

Читать

  • Элеонора Александровна Павлюченко
  • В добровольном изгнании
  • О женах и сестрах декабристов

Глава I

САМЫЕ СЧАСТЛИВЫЕ

Я самая счастливая из женщин…

А. Г. Муравьева

В ночь с 14 на 15 декабря 1825 г. в дом Российско-американской компании в Петербурге, где жил К. Ф. Рылеев, прибыл флигель-адъютант Дурново с солдатами Семеновского полка: царь повелел доставить во дворец живым или мертвым поэта Рылеева.

К. Ф. Рылеев распрощался с семьей накануне утром, отправляясь на Сенатскую площадь; рыдания жены и даже просьбы пятилетней дочери Настеньки не остановили его. Вечером, после разгрома восстания, совсем неожиданно они увиделись вновь, чтобы после этого расстаться навсегда.

15 декабря был арестован полковник Трубецкой, несостоявшийся диктатор восставших.

Его жена, урожденная графиня Лаваль, вышивала, по слухам, знамя для повстанцев, но оно не понадобилось князю Сергею, он пошел не на Сенатскую площадь, а в дом родственника, где его и взяли…[1] В знаменитом дворце Лавалей всю ночь по приказанию Николая I и под охраной двадцати солдат Павловского полка взламывали штыками шкафы, рылись в ящиках письменного стола.[2]

В этот же день в Петербурге забрали Андрея Розена — поручика лейб-гвардии Финляндского полка, члена Северного общества декабристов, лишь несколько месяцев тому назад женившегося на Анне Васильевне Малиновской.

Дальнейшие аресты и особенно перевозка арестованных в Петербург потребовали значительного времени; Росло не только число жертв, но и ширилась география розысков: Москва и Подмосковье, Тульчин, Киев, Бобруйск, Кишинев, Бердичев, Тифлис, Белая Церковь… Во все концы летели строжайшие предписания, подобные этому: «От петербургского военного генерал-губернатора. Секретно. Смоленскому гражданскому губернатору, 20 декабря 1825 г.

Читайте также:  Книги про зомби и живых мертвецов список лучших

В числе лиц, дерзнувших на происшествие, о котором Вашему превосходительству известно из высочайшего манифеста, вчерашнего числа изданного и коего у сего екземпляр прилагаю, находился и, по словам самовидцев, даже участвовал в произведенном мятеже коллежский асессор Кюхельбекер.

Он того же дня при наступлении ночи скрылся, и по всем изысканиям местопребывание его не открыто ни в столице, ни в уездах здешней губернии.

По некоторым следам предполагается вероятным, что сей Кюхельбекер, чтоб укрыть себя от поисков, отправился к матери своей, жительствующей в вверенной Вашему превосходительству Смоленской губернии Духовского уезда в мызе Закупе.

Имея высочайшее его императорского величества повеление преследовать сего мятежника, как одного из главных зачинщиков, я признал себя в обязанности отнестись к Вашему превосходительству и по важности обстоятельства отправить сие с нарочным в Смоленск с тем, дабы благоволили Вы, милостивый государь мой, скромным образом, не теряя времени, поручить кому следует разведать со всею точностию, не укрывается ли помянутый Кюхельбекер у матери своей в Духовском уезде? И ежели он там будет найден, то прикажите его взять под крепкий надзор, отправить сюда с моим нарочным, придав для караула другого чиновника».

За писарской копией следует подпись генерал-губернатора с собственноручной припиской: «Ежели будет пойман, то везти скованного».[3]

Бунтовщиков увозили прямо из полков, из имений.

18 декабря последовал приказ об аресте Никиты Муравьева, одного из лидеров Северного общества, автора конституции. Его взяли только 20-го, в Тагине, орловском имении тестя Чернышева, на глазах беременной жены, малолетних дочерей, стариков-родителей.

23 декабря Муравьев шлет из Москвы, с дороги, первое сообщение жене, пытаясь успокоить растерявшуюся от неожиданного потрясения Александру Григорьевну: «Мой добрый друг, я прибыл сюда сегодня в 8 часов утра.

Было очень холодно, но благодаря предусмотрительности твоей, мой ангел, и отца, я перенес холод великолепно… Крепко обними за меня мать, отца и детей. Тебя же целую так, как люблю.

Помни о твоем обещании беречь себя: мать семейства в твоем положении имеет священные обязанности, и, чтобы их исполнять, прежде всего нужно чувствовать себя хорошо».[4]

26 декабря арестанта доставляют в Петропавловскую крепость с указанием «посадить по удобности под строжайший арест; дать, однако, бумагу».

В те дни, когда в Петербурге уже допрашивали первых узников, в имении Яновка близ Чигирина собралась группа встревоженных людей.

27-летний подполковник Александр Поджио ждет самого худшего (он— один из главных «южан»), благословляет судьбу за то, что не успел жениться, но беспокоится о матери и сестре. Куда хуже настроение у его старшего брата — 33-летнего Иосифа, отставного штабс-капитана, тоже члена Южного общества.

Здесь, в Яновке, при бабушке находятся четверо его малолетних детей от первого брака да еще беременная молодая жена Мария Андреевна. Она вышла за штабс-капитана недавно, против воли отца, сенатора Бороздина. Но зато ее браку сочувствует дядя (со стороны матери), декабрист Василий Львович Давыдов.

Прибыл в Яновку в это время с молодой женой еще один обреченный родственник братьев Поджио — подпоручик Владимир Лихарев. Только четыре месяца тому назад он женился на другой дочери того же сенатора Бороздина — Екатерине Андреевне. Она тоже ждет ребенка, в то время как ее муж ждет ареста: Лихарев, как и братья Поджио, из «пестелевой дружины».

Втайне от перепуганных женщин три декабриста, встретившиеся в Яновке, жгут бумаги, обсуждают, что же предпринять.

И вот 29 декабря в Яновке слышится звон колокольчика. За кем едут?

Ждать ответа пришлось недолго — за Лихаревым. Приказ на Александра Поджио, высланный из Петербурга двое суток назад, в пути, он еще не достиг и Киева.

«Признаться должен, — писал Александр Поджио, — что при виде исступления жены его беременной, воплей матери моей, сестры и ужаса, всех одолевшего… я брату сказал: «Друг мой… простись со мной, я тут же мертв паду, я преступления не переживу».[5]

Последняя надежда — вспыхнувший в тот же день неподалеку мятеж Черниговского полка. Напрасные ожидания!

Тоскливо встречен новый, 1826 год. А 3 января — второй колокольчик. Генерал-майор Нагель, сопровождаемый казаками, предъявляет ордер на арест Александра Поджио и сообщает, между прочим, что восстание, поднятое на Юге Сергеем Муравьевым-Апостолом, подавлено.

14 января — третий колокольчик в Яновке, в третий раз — «исступление и ужас» женщин и детей, а 21 января штабс-капитан Иосиф Поджио уже значится в одиннадцатом номере Кронверкской куртины Петропавловской крепости…

Сергея Волконского арестовали 7 января 1826 г. по месту службы, в Умани, где он командовал 1-й бригадой 19-й пехотной дивизии. За несколько дней до ареста он заезжает на сутки к молодой жене, ожидающей первенца-сына. Ночью генерал разжигает камин, и ничего не понимающая женщина помогает ему бросать в огонь исписанные листы бумаги. На вопрос жены: «В чем дело?» — генерал бросает:

  1. — Пестель арестован!
  2. — За что?
  3. Нет ответа.

Тогда еще Мария Николаевна Волконская не знала, что уже взяты под стражу два ее брата — Александр и Николай Раевские и что такая же участь ждет ее мужа и дядю Василия Львовича Давыдова. Только через два месяца генерал Раевский приехал в имение Болтышка и рассказал дочери о судьбе ее мужа.

Раевский пишет в марте 1826 г. брату Сергея Волконского: «Милостивый государь князь Николай Григорьевич! По приезде моем нашел дочь мою Марью после жестокой болезни, в большой слабости и в неведении о муже, она подозревала, что он умер или болен, что сделало, что известие о его арестации послужило облегчением.

Я привез ей от князя Сергея письмо.

В четыре дни, что я нахожусь здесь, она удивительно взяла силы и, не узнав важности обстоятельств, довольно покойна, кой же час оправится, то поедет в Петербург с сестрой… Я оставляю Машиньку в ее спокойствии насчет дела князя Сергея, исподволь же буду приготовлять ее на всякий случай».[6]

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=175295&p=36

Читать онлайн электронную книгу Свет праведных. Том 2. Декабристки — Послесловие автора бесплатно и без регистрации!

Легенды о мятежниках, вышедших на Сенатскую площадь 14 декабря 1825 года, появились очень рано. Самые великие русские поэты – от Пушкина до Некрасова – воспели мученичество этих героев, этих поборников свободы и их восхитительных жен. Таким образом, от поколения к поколению формировался миф о том, что жизнь декабристов в изгнании была настоящим адом.

Но, как бы это было ни обидно слышать особо чувствительным душам, в действительности все было совершенно иначе.

И отличие чудовищного «Мертвого дома», где Достоевский находился в цепях среди убийц и воров, от каторги «для господ» в Чите и в Петровском Заводе, где первые русские революционеры пребывали в приятном обществе, под крылышком по-отечески относившегося к ним генерала Лепарского, – разительно.

Конечно, моральные муки узников и их подруг имели место, и душевные терзания были глубоки, часто непереносимы, но материальное их существование постепенно становилось все более и более комфортным. Они сами рассказали об этом в своих мемуарах, словно бы предвидя предстоящее им прославление, и сделали все, что могли, для того, чтобы потомки не питались измышлениями.

Принципом этой моей работы было максимально широкое использование именно свидетельств этих – совершенно исключительных – каторжников. Условия их содержания в каторжных тюрьмах Читы и Петровского Завода, планы побега, пеший переход из Читы через Сибирь на новое место – везде я подчинялся исторической правде. Только приключения Софи и Николая Озарёвых придуманы мной от начала до конца.

* * *

Трудов, в которых исследуется дело декабристов, бесконечно много. Читатель найдет ниже список наиболее важных из них. За небольшими исключениями, речь идет о публикациях на русском языке.

GRUNWALD Constantin de. Alexandre Ier, le tsar mystique. Amiot-Dumont, 1955.

– La vie de Nicolas Ier. Calmann-Lévi, 1946.

OLIVIER (Daria). Les neiges de décembre. Roman. Édition Robert Laffont, 1957.

– L’anneau de fer. Roman. Édition Robert Laffont, 1959.

WALICHEWSKY K. Le Règne d’Alexandre Ier. 3 volumes. Librairie Plon, 1925.

АННЕНКОВА П.Е. (Полина). Записки жены декабриста. Москва, 1923.

БАСАРГИН Н.В. Записки Н.В. Басаргина. Ред. и вступ. статья П.Е. Щеголева. Пг., 1917.

БЕЛЯЕВ А.П. Воспоминания декабриста о пережитом и перечувствованном. СПб., 1888.

БЕСТУЖЕВ Н. Статьи и письма. М. —Л., 1933.

БЕСТУЖЕВЫ Н.А. и М.А. Воспоминания братьев Бестужевых. М. —Л., 1951.

БУЛАНОВА-ТРУБНИКОВА О.К. Три поколения. М., 1928 («Роман декабриста: Ивашев». М., 1933?).

ВОЛКОНСКАЯ М.Н. Записки. СПб., 1904.

ВОЛКОНСКИЙ С.Г. Записки, СПб., 1902.

ГАЛИЦЫН. Воспоминания сибирского изгнанника.

ГОЛУБОВ С. Н. Из искры – пламя. Роман. М. —Л., 1940.

ГОРБАЧЕВСКИЙ И.И. Записки и письма (?). М., 1925.

ДЕКАБРИСТЫ-ЛИТЕРАТОРЫ. Литературное наследие. Том 59. Декабристы-литераторы. Том I. 1954. Том 60. Декабристы-литераторы. Том II. В двух книгах. 1956.

ДЕКАБРИСТЫ И ИХ ВРЕМЯ (статьи и материалы). М., 1925.

ДЕКАБРИСТЫ НА КАТОРГЕ И В ССЫЛКЕ. Сб. М., 1925.[21]Заменила книгу некоего Сафронова без инициалов с примерно тем же названием этой книгой, ибо занимавшихся декабристами Сафроновых, Софроновых, Сафоновых и пр. вагон и маленькая тележка, но именно такой работы нет ни у одного.

ЖЕНЫ ДЕКАБРИСТОВ. Сб. ст. М., 1906.

ЗАВАЛИШИН Д.И. Записки декабриста. М, 1906.

КОТЛЯРЕВСКИЙ Н.А. Декабристы. СПб., 1907.

ЛОРЕР Н.И. Записки декабриста. М., 1931.

ЛУНИН М.С. Письма из Сибири. М.: Наука, 1987 (Лит. памятники).

МАКСИМОВ С.В. Сибирь и каторга. Роман в трех частях. СПб., 1871.

МЕРЕЖКОВСКИЙ Д.С. «Александр I» и «14 декабря». Романы. 1918.

НЕЧКИНА М.В. «14 декабря 1825 года». «Движение декабристов». В 2 томах. М., 1955.

ОБОЛЕНСКИЙ Е.П. Воспоминания. Опубликованы впервые в журнале «Будущность», СПб., 1861. № 10–11.

ОДОЕВСКИЙ А.И. Полное собрание стихотворений и писем. (Русская литература). М. – Л., Академия. 1934

ПОДЖИО А.В. Записки, письма. (Полярная звезда). Иркутск. Восточно-Сиб. кн. изд., 1989

ПУЩИН И.И. Записки о Пушкине, письма. Государственное издательство художественной литературы, 1956.

РОЗЕН А.И. Записки декабриста. СПб., 1907.

ТРУБЕЦКОЙ С.П. Записки князя С.П. Трубецкого. Издание его дочерей. СПб., типография «Сириус», 1906.

ТЫНЯНОВ Ю.Н. Кюхля. Роман. 1925.

ЦЕТЛИН М.О. Декабристы: судьба одного поколения. Париж, 1933.

ШИДЛЕР А. Император Николай I. В 2 томах. СПб 1903.

ЩЕГОЛЕВ П.Е. Декабристы. М.—Л., 1926.

ЯКУШКИН И.Д. Записки, статьи, письма декабриста И. Д. Якушкина. М., Издательство АН СССР, 1951.

Источник: https://librebook.me/svet_pravednyh__tom_2__dekabristki/vol1/4

Ссылка на основную публикацию