Книги про ивана iv грозного список лучших

Иван IV вошел в историю как злодей, самодур, сыноубийца – страшными байками про него можно пугать детей

В январе 1547 года, 16-го числа, в Успенском соборе московского Кремля состоялось первое в русской истории венчание на царство. Так великий князь Московский Иван IV, сохранившийся в памяти потомков как Грозный, стал первым официальным царем на Руси. За прошедшие века эта легендарная историческая личность обросла множеством мифов, которые западают в наши головы со школьной скамьи.

Иван Грозный получил свое знаменитое прозвище за исключительную жестокость

Книги про Ивана iv Грозного список лучшихИван IV. Гравюра XVI века, автор Христоф Вайгель

Самый популярный миф об Иване Грозном. На самом деле у историков нет однозначного ответа на вопрос, почему, как и когда государь, царь и великий князь всея Руси получил свое легендарное прозвище, под которым вошел в историю.

По одной из версий, виновата во всем сильнейшая гроза, разразившаяся в ту ночь, когда он родился.

По другой – Ивану Васильевичу передали «по наследству» прозвище его деда, Ивана III, бывшего грозой многочисленных врагов Руси, и имевшего также прозвища «Великий» и «Правосуд». Ее приверженцы считают, что в данном случае «Грозный» больше близок по смыслу к словам «справедливый» и «смелый», чем к слову «жестокий»

Что интересно – в источниках XVI века это знаменитое прозвище Ивана IV отсутствует.

Как предполагает историк Руслан Скрынников, считающийся одним из главных отечественных специалистов по Грозному, оно приклеилось к царю много позже – когда его деяния обросли многочисленными мифами и легендами. Этому значительно способствовал Николай Карамзин, исторические книги которого местами напоминают беллетристику.

Иван Грозный отправил на тот свет сотни тысяч невинных душ

На самом деле число жертв царя намного меньше, а его кровожадность сильно преувеличена. Постарались в этом сразу несколько поколений историков, начиная с современников Ивана Васильевича.

Так, английский дипломат и историк Джером Горсей, живший в эпоху правления Ивана Грозного в России, утверждал, что в новгородском погроме 1569-1570 годов, который считается одним из самых жестоких деяний Ивана IV, погибло около 700 тысяч человек.

Все бы ничего, только население города тогда было как минимум раз в двадцать меньше.

Да и «скромные» данные российских историков о более чем десяти тысячах жертвах новгородского погрома также могут быть сильно преувеличены. В те месяцы на Руси свирепствовала чума, особенно от нее пострадали Москва и северо-запад, включая Новгород. Так что большая часть «жертв» царя на самом деле, скорее всего, жертвы чумы, унесшей тогда в общей сложности на Руси жизни около 3000 человек.

Иван Грозный убил своего сына

Книги про Ивана iv Грозного список лучшихИлья Репин. «Иван Грозный убивает своего сына»

И не просто убил, а зверски и жестоко, в гневе проломил голову. Особенно этот миф навязывала католическая церковь, которой было выгодно представить в самом неприглядном виде православного царя становящейся все более могущественной страны. Отцом мифа считается иезуит Антонио Поссевино, бывший личным врагом Ивана Грозного. Вот откуда растут ноги у знаменитой картины Репина, благодаря которой даже школьники знают: царь был сыноубийцей.

Сам факт убийства тем образом, который изобразил художник, вызывает серьезное сомнение у современных историков, как и то, что Иван Великий был сыноубийцей в принципе. Серьезные ссоры с рукоприкладством между ними были – но до убийства дело вряд ли могло дойти.

Наиболее достоверной причиной смерти несчастного царевича сегодня считается отравление. Как показала экспертиза, содержание ртути в его останках больше предельно допустимой нормы в 30 с лишним раз.

Скорее всего, Ивана Ивановича травили намеренно, на протяжении многих лет, как и его отца, – просто организм последнего, здорового широкоплечего детины 180 сантиметров роста, каким царь был в лучшие годы, оказался более крепок.

Кроме того, изучив после вскрытия саркофага сохранившуюся прядь волос сына Ивана Грозного, эксперты не нашли на ней никаких следов крови – а она бы обязательно была при том способе, который изобразил Репин.

Иван Грозный был самым «казнящим» правителем своей эпохи

Как считают отечественные историки, за время устроенного Иваном Васильевичем террора по решению суда было казнено около четырех тысяч человек. По тем временам – ничтожное число. В «просвещенной» Европе в тот период на тот свет отправляли десятки, сотни тысяч, чаще всего – без суда и следствия.

Книги про Ивана iv Грозного список лучшихТаким изображали Ивана Грозного европейцы. Немецкая гравюра-аллегория конца XVIII века

Только в одну Варфоломеевскую ночь в 1572 году при непосредственном участии французского короля Карла IX (то есть в самый разгар грозненской опричнины) было казнено – по приблизительным оценкам – не менее 3 тысяч протестантов – а в последующие две недели еще около 30 тысяч. А в Нидерландах за те же десятилетия, которые правил русский царь (с 1547 по 1584 годы) на тот свет было отправлено около 100 тысяч жителей, почти треть из них сожгли живьем.

Иван Грозный ненавидел бояр

Книги про Ивана iv Грозного список лучшихАполлинарий Васнецов. «Московский застенок. Конец XVI века», 1912 год

За что и казнил их, открыто или тайно. Например, посылая в дар чаши с отравленным вином. Миф о «добрых», ни в чем не повинных боярах, ставших жертвами жестокого самодержца, годится только для школьников начальных классов. Любой человек, более-менее серьезно изучавший историю того времени, обнаружит огромное количество документов о еще более огромном количестве заговоров, в которых участвовали бояре.

В середине 60-х в руки Ивану Грозному попал ряд писем, в которых лучшие представители Боярской думы обсуждали с польским королем и литовским гетманом стратегию смещения царя и другие детали заговора. Это и стало началом «дела» Боярской думы, закончившегося пытками и массовыми казнями.

Личная ненависть к боярскому сословию? Скорее борьба за власть и за элементарное выживание. Любопытно, что в последние десятилетия российские историки обнаружили немало документов, свидетельствующих о том, что многие жертвы-бояре Грозному были приписаны историками предыдущих столетий.

Хотя утверждалось, что им отрубили голову или посадили на кол, находились документы, что после своей «смерти» те жили-здравствовали в какой-нибудь глуши.

К слову, в конце жизни Иван Васильевич раскаялся в том, что загубил столько душ. По некоторым сведениям, даже составил список всех им убитых, которых велел поминать в монастырях.

Источник: https://www.eg.ru/society/448602/

Жертвы Ивана Грозного

Отшумели дебаты о скандальном памятнике Ивану Грозному в Орле, комментарии написаны, эксперты опрошены, а сам памятник уже установлен. Вот уже и второй монумент собираются установить в честь одиозного правителя в Александрове. Маятник вечного противостояния образа «царя-героя» с «царем-кровопийцей» явно качнулся в пользу первого.

Однако совершенно неверно было бы думать, что все эти споры о роли Ивана IV в российской истории — феномен наших дней. Вовсе нет: о фигуру грозного царя сломали немало копий еще советские исследователи. Если при Сталине образ Ивана по причине симпатии вождя народов к оному явно идеализировался, то в 60-е годы, т.е.

уже после критики «культа личности», пришла пора критических публикаций. И в постсоветское время 90-х и 2000-х правление Ивана Грозного подавалось в учебниках как начавшееся «за здравие» (реформы Избранной Рады, присоединение Казани и Астрахани), а закончившееся «за упокой» (опричнина и Ливонская война).

А тема «оценка правления Ивана Грозного» не раз появлялась на школьных олимпиадах по истории.

Книги про Ивана iv Грозного список лучших

Итак, само отношение к Грозному как «правильному царю» не ново, удручает, однако, широкое тиражирование мифов, а точнее — дезинформации, о деяниях этого правителя в интернете, от блогов до научно-популярных сайтов и видео-передач об истории.

Один из самых часто повторяемых мифов – утверждение, что якобы весь опричный террор унес жизни не более чем 5 000 человек.

Во-первых, сразу стоит оговорить, что обычно аргументация апологетов Грозного строится по принципу антитезы: обязательно сравнивается число жертв русского царя с данными из Западной Европы. Позволю себе процитировать один из блогов ЖЖ:

«Но зададимся вопросом: сколько людей отправили на тот свет западноевропейские современники Ивана Грозного: испанские короли Карл V и Филипп II, король Англии Генрих VIII и французский король Карл IX? Оказывается, они самым жестоким образом казнили сотни тысяч людей. Так, например, именно во время, синхронное правлению Ивана Грозного — с 1547 по 1584, в одних только Нидерландах, находившихся под властью Карла V и Филиппа II, «число жертв… доходило до 100 тыс.»».

Читайте также:  Книги про интровертов список лучших

Данный подход к делу довольно странен и до боли напоминает железный аргумент из старого анекдота советских времен — «а у вас негров линчуют!» Да, XVI в.

в Европе был временем кровопролитных религиозных войн и репрессий, а в только что открытом Новом Свете — временем геноцида коренного населения Мезоамерики.

Однако исследователь, поставивший себе задачу оценить размах террора при Иване Грозном именно на Руси, не рейтинг «кто поубивал больше всех» выстраивает, а ищет в источниках ответ на конкретный вопрос.

Так откуда же взялась эта цифра в 4-5 тыс. погибших?

Она восходит к одному документу, так называемому «Синодику опальных» — синодику, составленному по указу Ивана Грозного в конце его правления (1582–1583 гг.), когда царь внезапно «прозрел», простил вины и «измены» казненных и повелел выписать имена жертв своей опалы для церковного поминовения.

Предполагается, что по этому списку в церквях и монастырях Руси должны были поминать души убиенных. Сразу нужно оговориться, что оригинал «того самого» Синодика Грозного не сохранился, сохранились лишь монастырские выписки из копий с оригинала. Многие из этих выписок датируются временем намного более поздним, чем правление Грозного.

Известно несколько десятков списков с Синодика опальных, нередко отрывочных или в плохой сохранности.

Монахи часто при копировании опускали части текста (например, с описаниями убийств), выписывали только одни имена или же наоборот заносили только общие цифры без каких-либо уточнений: «Помяни, Господи, 1505 человек, а имена их ты сам, Господи, веси». Поэтому списки синодика часто расходятся между собой по содержанию.

Однако, если все же постараться составить по наиболее полным спискам перечень упоминаемых жертв, то их число действительно приблизится примерно к 4 тысячам.

Значит ли это, что перед нами полный список казненных при Иване Грозном? В свете всего вышесказанного о плохой сохранности и неполноте выписок с Синодика, вряд ли есть основание так думать.

Историк Степан Борисович Веселовский, много занимавшийся изучением Синодика, пришел к выводу, что наиболее подробно в нём перечислены лица (3200 человек), пострадавшие по делу о боярском заговоре 1567—1570 гг.

, целью которого якобы было устранение Грозного и возведение на престол князя Владимира Старицкого. Однако опричный террор начинался еще раньше, в 1564 г., и продолжался и позднее на протяжении 1570-х гг. Кроме того, крайне сомнительным кажется само предположение, что в изначальный Синодик были внесены прямо все жертвы грозного царя.

Рассмотрим сообщения Синодика о числе погибших на примере, пожалуй, наиболее известной акции царского террора — разгрома Великого Новгорода в 1570 г.

 В текст Синодика был внесен отчёт («сказка») любимца Ивана Грозного, опричника Малюты Скуратова: «По Малютине скаске в новгороцкой посылке Малюта отделал 1490 человек ручным усечением, да ис пищали отделано 15 человек». Кроме того, по именам были перечислены еще несколько сот новгородских дворян.

Что же тут не так? Во-первых, отчет Малюты мог касаться действий только его собственного отряда, а сколько душ загубили другие опричники, останется неизвестным.

Во-вторых, неясно как вел подсчет и кого вносил в свой список сам Малюта: имеются ли в виду только взрослые мужчины, без учета женщин и детей? И посчитал ли опричник всех убитых, или, может быть, его люди утопили или выгнали на мороз (дело было в январе-феврале) еще кого-то, кто навсегда остался безымянным и неучтенным? Новгородская летопись, например, называет число погибших в несколько десятков тысяч. Конечно, летопись является источником потерпевшей стороны и не самым надежным. Однако даже несколько столетий спустя на Новгородчине была жива память об устроенном погроме. Именно поэтому Грозного не изобразили на барельефе памятника «Тысячелетие России», установленного в новгородском детинце в 1862 г.

Книги про Ивана iv Грозного список лучших

Александр Новоскольцев, «Опричники в доме опального боярина»

В итоге выводимое из Синодика опальных число в 5 000 человек может отражать лишь нижнюю границу общего количества жертв опричного террора. Но поражающая воображение своей скромностью цифра ушла гулять «в народ» и с легкостью цитируется апологетами царя.

Можно предположить, как именно легенда о «всего лишь 4-5 тысячах убитых» распространилась по публицистике. Она появилась под пером талантливого историка Руслана Григорьевича Скрынникова, много занимавшегося историей российского XVI в. и в том числе конкретно — источниковедческой критикой Синодика опальных и его списков.

Как это иногда, увы, случается в науке, исследователь чересчур увлекся собственными построениями и соблазнительной целью детально реконструировать список жертв Грозного. Он выдвинул гипотезу, что сохранившиеся выписки таки отражают полный приказной перечень убиенных, разосланный по монастырям в 1583 г.

 Большинство современных историков не разделяют точку зрения Скрынникова.

Однако в 90-е и 2000-е именно книги Руслана Григорьевича (а не исследования Веселовского, Зимина или Кобрина) можно было часто увидеть на полках в книжных магазинах, по соседству с очередным изданием трудов Соловьева и Ключевского или с монографиями Льва Гумилева. Тем самым именно спорная гипотеза Скрынникова ушла в массы.

Для справедливости нужно отменить, что несмотря на заниженную оценку числа жертв репрессий в целом Скрынников нисколько не был почитателем Ивана Грозного. Даже наоборот. Вот несколько цитат из его книги «Иван Грозный».

«В обстановке массового террора, всеобщего страха и доносов аппарат насилия, созданный в опричнине, приобрел совершенно непомерное влияние на политическую структуру руководства. В конце концов адская машина террора ускользнула из–под контроля ее творцов. Последними жертвами опричнины оказались они сами.»

«Опричнина дорого обошлась стране. Кровавая неразбериха террора унесла множество человеческих жизней. Погромы сопровождались разрушением производительных сил. Бесчинства опричников были беспрецедентными и не имели оправданий.»

«Приглянувшихся девственниц царь брал на блуд. Под конец обесчещенных боярышень наделяли кое-каким приданым и выдавали замуж за придворных или же отпускали к родителям. На склоне лет монарх похвалялся тем, что растлил тысячу дев. Может быть, он преувеличивал, но не намного»

Репрессии опричного аппарата Ивана Грозного коснулись большого числа людей из самых разных социальных групп.

Более того, для всех, кто занимается или всерьез интересуется историей Московской Руси, совершенно очевидна прямая взаимосвязь между политикой террора Ивана Грозного и тем хаосом, в который Россия оказалась погружена в так называемое «Смутное время» в начале XVII в.

И речь здесь не о том, что несмотря на своих шесть или семь жен царю так и не удалось передать государство в руки способного наследника, что в итоге привело к вымиранию династии Рюриковичей и династическому кризису. Речь о том, что опричнина нанесла огромный ущерб как общественному климату, так и хозяйству страны.

Ведь казни за «измену» при Грозном подвергался не только боярин — разорению зачастую подлежало и все имущество и имение казненного. Опричники грабили и разоряли целые деревни и города. Вспомним пример того же Новгорода, который после похода 1570 г. навсегда лишился статуса одного из крупнейших и влиятельнейших городов страны. Процитирую слова историка Бориса Флори:

«Страшную картину рисуют писцовые описания новгородских пятин 1570-х — начала 1580-х годов.

Уже к 1570 году в Шелонской пятине запустело около двух третей пашни, а в Деревской «в пусте» лежало 90% земель. К началу 80-х годов разорение еще более возросло.

К этому времени в двух указанных пятинах население составляло 9–10% от того количества, которое проживало здесь в начале XVI столетия.»

Книги про Ивана iv Грозного список лучших

Михаил Горелик, «Народ просит Ивана Грозного отменить опричнину»

Одновременно в правление Грозного в связи с Ливонской войной (в итоге проигранной) в несколько раз выросли поборы с населения; а неспособность опричного войска организовать защиту южных границ привела к опустошительным набегам крымских татар.

Именно при Грозном впервые перестало действовать правило Юрьева дня, в который крестьяне имели право перейти от одного помещика к другому — и начался процесс полного закрепощения крестьян.

Те, кто все же не желал работать на дерущего в три шкуры феодала или просто был в конец разорен войной и опричными погромами, бежали на юг, заселяли городки на границе с Диким полем, становились гулящими людьми и казаками.

Именно эта масса озлобленного на центральную власть, на Москву, народа и поддержит потом Лжедмитрия, пойдет воевать бояр в надежде на «царя-избавителя».

Не меньший раскол внесла опричнина и в правящую элиту. Опричники — личная гвардия Грозного, исполнители казней и доносчики — естественно не пользовались особой любовью у своих жертв, старого боярства и «земского» дворянства.

После смерти Ивана неприязнь и ненависть никуда не делись, и обиды не забылись. Именно поэтому у Бориса Годунова, выходца из опричников и в целом способного правителя, оказалось так много недоброжелателей в трудную минуту.

И в дальнейшем в условиях восстаний и интервенции Смутного времени представители знати предпочитали сводить счеты друг с другом.

Опричные казни и погромы Ивана Грозного породили в обществе озлобленность, недоверие и множество конфликтов, прорвавшихся наружу, как только угасла опирающаяся на традицию династия Рюриковичей. Об этом стоит помнить каждому, желающему воздвигнуть памятник Иоанну Васильевичу.

Что почитать по теме:

Скрынников Р. Г. Иван Грозный. М., 1980.

Кобрин В. Б. Иван Грозный. М., 1989.

Флоря Б. Н. Иван Грозный. М., 1999.

Зимин А. А. Опричнина Ивана Грозного. М., 1964.

Источник: https://syg.ma/@gleb-kasakow/zhiertvy-ivana-groznogho

Жестокое детство Ивана Грозного, душевнобольного царя, одержимого страстью к женщинам и обожаемого Сталиным

С тех пор прошло, ни много ни мало, 500 лет. В те времена, когда непобедимый британский флот потерпел поражение от Испании, а первые пехотные испанские полки положили конец эпохе тяжелой кавалерии в битве при Павии.

Именно тогда, в XVI веке, на другом конце Европы первый русский царь Иван Васильевич заработал себе прозвище «Грозный». И для того были все основания.

По словам различных историков, он казнил тысячи своих подданных, подверг жесточайшим пыткам многих своих приближенных, подозревая, что они хотят его свергнуть. Типичная маниакальная одержимость.

Читайте также:  Книги про космос для детей список лучших

Более того, считается, что этот жуткий персонаж (который, как ни странно, покончил с коррупцией в России и засильем бояр) любил истязать женщин, а за свою жизнь лишил девственности более 1 тысячи 500 девушек.

К счастью для Европы, смерть (которая не щадит никого) забрала Ивана Грозного 28 марта 1584 года. По крайней мере, его тело, поскольку предания о его жестоких деяниях пережили века. Он запросто мог приказать бросить живого человека в кипящее масло или сварить его в кипятке.

В последующие века его имя вызывало ненависть. Подтверждением тому является то обстоятельство, что, отдавая распоряжение о строительстве памятника истории России, царь Александр II особо отметил, чтобы в нем не присутствовал Иван Грозный. Почему же он подверг его подобному историческому остракизму?

Потому что считал, что, хотя Иван IV и образовал Российскую империю, присоединив к ней многие земли, он не заслуживал памяти из-за множества жестокостей, совершенных против собственного народа.

Но все же нашелся политический лидер, который превозносил этого изверга, как будто какого-нибудь героя. Это был Иосиф Сталин, поклонявшийся венценосному тирану и в 1944 — 1945 годах распорядившийся снять художественный фильм, возвеличивающий Ивана Грозного.

Жестокое детство

Иван Васильевич родился в холодных степях России около 1530 года. Сын Василия III и Елены Глинской, он принадлежал к древнему дворянскому роду. Уже в возрасте трех лет он испытал тяготы жизни, лишившись отца. Для управления страной был назначен Опекунский совет, хотя царский трон заняла его мать, выполняя функции регента ввиду несовершеннолетия сына.

Судьба нанесла Ивану Васильевичу второй удар, когда он уже был Великим князем Московским. В 1538 году в молодом возрасте скончалась его мать. Иван заподозрил, что она была отравлена боярами.

Независимо от того, что в действительности произошло с Еленой Глинской, можно с уверенностью утверждать, что эта смерть лишила страну авторитетного лидера и усилила междоусобную борьбу между боярами.

Так считает специалист по истории России Пол Бушкович (Paul Bushkovitch) в своей книге «История России»: «Крупные боярские кланы — Глинские, Шуйские, Бельские и Оболенские — боролись за влияние при дворе и без тени сомнения отправляли в ссылку проигравших.

Смерть матери Ивана еще более обострила дворцовые интриги».

Книги про Ивана iv Грозного список лучшихLe Figaro04.02.2017Polonia Christiana18.01.2017Aftenposten22.11.2016Politico02.11.2016wPolityce24.10.2016Едва оправившись после смерти родителей, Иван стал объектом гонений со стороны той самой знати, которая должна была защищать его и научить, как правильно управлять своими подданными. Как утверждает Мигель Анхель Линарес (Miguel Ángel Linares) в своей книге «Плохие люди» («Mala gente»), бояре рассматривали Ивана как помеху на пути к власти и поэтому подвергали его разного рода унижениям.

Большинство экспертов с этим согласны, хотя и расходятся во мнениях относительно того, в чем заключались эти унижения. Авторы наиболее распространенных гипотез утверждают, что его унижали, били безо всякой причины и не давали есть.

Именно это утверждается в исторической документальной ленте «Иван Грозный» (2014 год), снятой при содействии российских и немецких экспертов, в частности, криминалиста бременской полиции Акселя Петерманна (Axel Petermann), судебного психиатра Хейди Кастнер (Heidi Kastner) и историка Морен Перри (Maureen Perri).

«Все детство он боялся за свою жизнь. Он не мог быть уверен, что его не бросят в колодец на верную смерть. Он чувствовал свою беспомощность и не мог никуда скрыться от этой ситуации.

Он целиком зависел от милости своих мучителей и прекрасно это понимал», указывает Кастнер.

Такого же мнения придерживается и Линарес, считающий, что Иван «бояре презирали Ивана», который «с трудом выжил в холодных залах Кремля».

В свою очередь, другие эксперты добавляют, что Иван значительный период своего детства Иван в буквальном смысле слова просидел под замком.

Этот взгляд разделяет, в частности, Педро Гаргантилья (Pedro Gargantilla) в своей книге «Болезни, изменившие историю» («Enfermedades que cambiaron la historia»): «Его детство было не легким.

Он осиротел в малом возрасте, а бояре держали его взаперти в одной из кремлевских башен, где он испытывал голод и жестокие издевательства».

Похоже, перенесенные страдания стали первопричиной будущей неуравновешенности Ивана. Это доказывает тот факт, что будущий тиран сбрасывал собак и кошек с башни, в которой находился в заточении.

И делал он этот «лишь ради того, чтобы посмотреть, как они разбивались о землю», — пишет Гаргантилья.

«Издевательства над животными в столь раннем возрасте являются явным признаком расстройства психики», — заявил газете ABC криминалист Виторио Мартин Умбрия (Vitorio Martín Humbría).

Независимо от причины, очевидно, что на формирование характера Ивана Васильевича оказали влияние побои, унижения и издевательства. Возможно, именно поэтому, когда ему исполнилось всего 13 лет (14 лет, согласно другим источникам), он решил показать, кому принадлежит власть в той первобытной России.

«В возрасте 13 лет он впервые показал сво1й сильный характер, отдав приказ о казни предводителя бояр князя Андрея Шуйского», — пишет Линарес. В тот день молодой правитель заложил основы того, что потом стало для него чуть ли не традицией: бросать своих врагов на растерзание своре разъяренных псов. «Собаки, которых он использовал, повиновались ему.

Они были как бы продолжением его руки, вторым ‘я', показывая всем, кто хозяин в доме», пишет Кастнер в своем исследовании.

В ранней юности у Ивана случались острые приступы гнева, во время которых у него даже шла пена изо рта, а сам наследник престола иногда бился головой или вырывал пряди волос из своей головы. «После того, как приступ вспыльчивости проходил, он долгие часы проводил в тишине, уставившись в одну точку», — пишет Гаргантилья в своем труде.

Последняя связь с действительностью

Несмотря на скрытую психическую неуравновешенность, в 1547 год стал для Ивана периодом наибольшего душевного покоя. Это стало возможным благодаря его первой жене Анастасии Романовой. Согласно преданию, он выбрал ее из 1.500 претенденток.

Брак укрепил его положение во власти и позволил стать настоящим царем. Именно Иван Васильевич первым этот титул. «Его венчал на царство митрополит Московский Макарий в 1547 году в Успенском Соборе.

Макарий венчал Ивана IV уже не как Великого князя, а как царя», — добавляет Бушкович.

Анастасия открыла ему, что такое настоящая любовь, благодаря ее поддержке Иван IV сумел отменить прежние законы и покончил с коррупцией среди бояр.

«В эти годы Иван IV предпринял коренное реформирование Российского государства, создав «Избранную Раду», некое подобие Госсовета, состоявшую главным образом из главы Русской православной церкви митрополита Макария, его духовника Сильвестра и советника Алексея Адашева.

Он создал первое регулярное войско, состоявшее из стрельцов, которое завоевало Казань (1552) и Астрахань (1556), расширив таким образом границы России до суровых сибирских земель в 1583 году», — указывает Линарес.

Первая жена Ивана IV (дочери боярина Романа Захарьина-Кошкина, родоначальника династии Романовых) родила ему шестерых детей, из которых выжили лишь двое.

В те годы Иван Васильевич был счастлив, но, как уже повелось у него с малых лет, радость эта длилась недолго. Если быть более точными, до 1560 года, когда Анастасия скончалась.

Хотя впоследствии царь снова женился, его душевное здоровье оказалось надломленным из-за смерти Анастасии. Это было наихудшее, что могло произойти с ним и с Россией. Гнев окончательно овладел им, и в итоге Иван IV превратился в авторитарного, жестокого и фанатичного правителя.

Утратив последнюю связь с действительностью, он приобрел те черты, из-за которых его назвали «Грозным».

Начало кошмара

После смерти Анастасии Ивану IV везде стали мерещиться направленные против него заговоры. Он стал думать, что все за его спиной пытались свергнуть его с трона. В силу этого помешательства он стал преследовать всех, кого считал предателями.

Можно было числиться одним из его ближайших сподвижников, но один неверный шаг мог вызвать гнев царя.

«Злоба поселилась в нем, и царь распоряжался предавать жесточайшим пыткам своих возможных или предполагаемых врагов», — пишет известный автор Хорхе Блашке (Jorge Blaschke) в своей не менее известной книге «Тайная история Сатаны: Люцифер, скрытое лицо Бога» («La historia secreta de Satán: Lucifer, la cara oculta de Dios»).

Среди его любимых наказаний были обычные, которые от этого не переставали быть варварскими: его врагам ломали кости, избивали кнутам до тех пор, пока со спины не слезала вся кожа, или просто опаливали огнем. Но были и более изощренные зверства, которым подвергали предполагаемых предателей.

«Иван IV распорядился сделать огромные сковородки, на которых живьем поджаривал своих жертв. Он также приказывал поочередно опускать их в кипяток и холодную воду до тех, пока с них не слезала кожа, и они погибали. Рассказывают, что он порезал на куски многих пленников», — пишет Петерманн.

Он обычно расправлялся с женами тех, кого подозревал в предательстве и вывешивал их обнаженные тела напротив тех домов, где они жили. Пострадавшие не могли ничего поделать, даже пожаловаться. Им оставалось лишь смириться со случившимся.

Причины, по которым он совершал эти бесчинства, сейчас обсуждаются, хотя Петерманн считает (и это отражено в документально фильме, снятом в 2014 году), что это мог быть самый обычный садизм: «Тут могут быть две причины. Либо агрессивное помешательство, вызванное злобой и ненавистью по отношению к людям.

Читайте также:  Книги про месть список лучших

С другой стороны, возможно, он получал от этого сексуальное удовольствие, поскольку казни и пытки протекали очень медленно».

Кастнер придерживается именно этой гипотезы: «Незащищенность других людей подтверждает сама форма власти изверга. Ему доставляет наслаждение уже даже не боль жертв, а реакция на боль, которую он им причиняет. Для него главное услышать ‘я боюсь вас, я страдаю, и только вы можете меня спасти‘».

Однако, пытки его предполагаемых врагов были не единственным способом дать волю гневу и обеспечить преемственность власти. Иван Грозный крайне жестоко подавлял любое восстание против собственной власти. Подрывные действия, как правило, являлись плодом его воображения. Наглядным примером может послужить расправа над новгородцами в 1570 году за якобы имевший место мятеж.

Иван Грозный отправился туда во главе отряда из 15 тысяч человек. «Он сравнял город с землей и убил, по разным оценкам, от двадцати пяти до шестидесяти тысяч человек. Десятки детей были брошены в холодные воды протекавшей рядом реки только ради того, чтобы посмотреть на это страшное представление.

Его необузданная жестокость не знала прецедентов в мире», — пишет Гаргантилья в своем труде.

Этот автор также указывает в своей книге, что в последние годы жизни Иван Грозный дал волю своим самым извращенным сексуальным фантазиям, «лишив девственности более полутора тысяч девушек и убив младенцев, родившихся в результате этих связей».

Восхищение Сталина

18 марта 1584 года Иван Грозный умер в возрасте 52 лет при странных обстоятельствах. После этого его имя тщательно обходили молчанием в России. По крайней мере, до тех пор, пока к власти не пришел И.В. Сталин, которого очень привлекала личность этого царя, при помощи жестокости и зверств создавшего огромную империю. Теперь во главе этой империи стоял Сталин.

Так считает целый ряд экспертов, в частности, Альваро Лосано Кутанда (Álvaro Lozano Cutanda). В своей книге «Сталин, красный тиран» («Stalin, el tirano rojo») он пишет, что советский лидер всегда находил время, чтобы ознакомиться с деяниями Ивана IV. Книги, повествовавшие о жизни Грозного царя, были одними из любимых в его библиотеке, насчитывавшей более 40 тысяч томов.

При этом Сталин неоднократно заявлял, что Иван Грозный был неоправданно «мягок». «Одной из ошибок Ивана Грозного была недооценка одной из пяти крупнейших боярских семей.

Если бы ликвидировал эти пять семей, то не было бы Смутного времени. Но Иван Грозный мог кого-то казнить, а затем упустить много времени в раскаянии и молитвах. В этом смысле Бог был для него помехой.

Ему нужно было действовать еще с большей решительностью», — указал советский лидер.

Несмотря на это, Сталин очень восхищался Иваном Грозным. Это стало очевидно, когда он дал задание советскому режиссеру Сергею Эйзенштейну снять фильм о том, как первый царь боролся против тысяч заговорщиков ради укрепления России.

Художественный фильм был снят в 1944 — 1945 годах, чтобы обелить образ царя и покончить с тем, что вождь СССР считал очернительством его имени.

Поэтому картина умалчивает о жестокостях Ивана Грозного, делая упор на его наиболее революционных начинаниях. «Сталин походил на Ивана Грозного.

Суровый правитель, который не боялся предпринимать решительные меры против своих врагов, если считал, что это отвечает государственным интересам», говорит Перри в документальном фильме.

В итоге картина была удостоена Сталинской премии. И все же ей не удалось покончить с образом жестокого тирана, который неизменно возникал у людей при упоминании Ивана IV. Несмотря на то, что Иван Грозный был в высшей степени умен и образован по целому ряду вопросов, он все же предпочел творить бесчинства, оказавшись во власти темных сторон своей души.

Попытка возвеличить образ Ивана Грозного была сведена на нет Н.С. Хрущевым во времена холодной войны.

Как утверждает Мигель Карлос Ибаньес Фос (Miguel Carlos Ibáñez Fos) в своей работе «Иван Грозный в российской и советской историографии» («Iván el Terrible en la historiografía rusa y soviética»), преемник Сталина сказал во время одной из встреч в Кремле: «Сталин был безумным тираном, как и Иван Грозный, с той лишь разницей, что царь убивал своих врагов, в то время как Сталин отправлял на казнь своих соратников».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Источник: https://inosmi.ru/history/20170416/239147380.html

Книга на выходные: бенефис Ивана Грозного в романе "Тайный год"

Михаил Гиголашвили
«Тайный год»

Издательство АСТ, редакция Елены Шубиной, 2017

Иван IV, он же Грозный, относится к числу наиболее спорных фигур российской истории. Образец сурового, но справедливого государя — для одних, кровавый тиран — для других. Кажется, только Сталин вызывает более жаркие обсуждения. Константин Мильчин — о романе Михаила Гиголашвили «Тайный год», который неизбежно подбросит дров в костры дискуссий.

В 1575 году государь, царь и великий князь всея Руси Иван Васильевич произвел рокировку. Царем назначил касимовского хана Симеона Бекбулатовича, а сам на год удалился в Александров. «Я ведь простой княжонок, Иванец Васильев Московский…

Кто меня царем назовет — батогами одарю! — А ежели прознаю, что царя Симеона татарской собакой, басурманом или еще каким бранным словом шельмуете — языки враз поотрубаю и псам выкину!» Эффективный менеджер взял отпуск, чтобы подумать о жизни и о себе, о стране и о подданных, наконец, вспомнить всех, кого убил.

Наверное, на этой книге стоит писать: «Не исторический роман». Конечно, с одной стороны, все формальности соблюдены: автор погружен в историю, пытается быть достоверным, не нарушать хронологию, старается писать языком эпохи.

Но все же соответствие реалиям — это явно не главное в книге Гиголашвили. Это не исторический роман, это Иван Грозный у психоаналитика, причем психоаналитик — это тоже Иван Грозный.

Он сам себя спрашивает и сам себе отвечает, сам погружает себя в воспоминания и сам себя из них выводит. И там везде кровь.

«Тайный год» — это моноспектакль с Иваном Грозным в главной и единственной роли, но на заднем плане проходят толпы людей, тех, кого уже умучили, кого еще умучают и кто все-таки выживет. Проплывают корабли купцов, сгорают и заново отстраиваются города, проносятся всадники. Но в центре действия все равно Иван с его грехами и неожиданными добродетелями.

У книги странный рассказчик. Это одновременно и Иван, и не Иван. Ближе всего аналогия с кино: субъективная камера, которая преследует царя, следует за ним по пятам, не отпускает, мучает, но не отстает.

«Тайный год» — это моноспектакль с Иваном Грозным в главной и единственной роли, но на заднем плане проходят толпы людей, тех, кого уже умучили, кого еще умучают и кто все-таки выживет. Проплывают корабли купцов, сгорают и заново отстраиваются города. Но в центре действия все равно Иван с его грехами и неожиданными добродетелями

Михаил Гиголашвили, элегантный джентльмен из Тбилиси, живущий в Германии и преподающий в Саарском университете, — особое явление в современной русской литературе.

Из-за того, что он не погружен в нынешнюю языковую среду, его русский лишен современных наслоений. Он живет в русском языке и культуре, но одновременно смотрит на нее со стороны.

Это позволяет ему использовать язык и литературные приемы так, как это не могут делать писатели, живущие в России.

Книги Гиголашвили выходят относительно редко, раз в три-четыре года. Но зато они в себя влюбляют. Причем книги совершенно разные и, соответственно, влюбляют они в себя совершенно разную аудиторию. Самые значительные тексты — это романы «Толмач» и «Чертово колесо».

«Толмач» (2003), шутливый, удалой, относительно короткий, взял читателей кавалерийским наскоком. Там речь шла о переводчике, который помогает немецким полицейским допрашивать беженцев из бывшего СССР.

«Чертово колесо» (2009) — роман масштабный по задумке и по объему, но поразительно легкий в чтении, описывал крах Советского Союза на примере Тбилиси, крах еще не случившийся, но неизбежный из-за гнили, поразившей общество сверху донизу. И вот снова появляется текст, совершенно не похожий на предыдущие.

Что, кстати, жаль. Преданные читатели уже восемь лет ждут продолжения «Чертова колеса», но Гиголашвили всерьез заинтригован временами Ивана Грозного, о которых уже писал в 2012 году в небольшом романе «Захват Московии».

«Тайный год» — очень важное высказывание об Иване Грозном. Но в нем нет того, что так нравилось поклонникам в предыдущих романах Гиголашвили. Ярких красок и тепла. «Тайны год» — роман черно-белый и холодный.

Источник: https://tass.ru/opinions/4032683

Ссылка на основную публикацию